Учебник: Акутальные проблемы истории. Сборник научных трудов

К вопросу о зарождении российской государственности

2012-й год был объявлен в нашей стране Годом российской истории. Действительно, на этот год приходится много юбилейных дат: 70 лет победы под Сталинградом, 200 лет со дня победы в Отечественной войне 1812 года, 400 лет со дня освобождения Москвы от польских интервентов народным ополчением под руководством К. Минина и Д. Пожарского. В этом же году наша страна празднует весьма странный и спорный в научно-историческом и социально-значимом плане «юбилей» 1150 лет со дня призвания варягов-русь в Новгород. Это «знаменательное» событие увязали с началом российской государственности, в связи с чем даже выпустили юбилейные монеты.

Примечательно, что свою лепту во внедрение в массовое сознание этой даты внѐс и журнал с символичным названием «Родина» (рекомендованный ВАК). На его страницах авторитетные учѐные, среди  которых  историк-византинист,  декан  исторического  факультета МГУ С. Карпов, утверждают, что 862-й год «отражает важнейшее для судеб Запада и Востока явление: основание государства у восточных славян, начало нового исторического бытия для племѐн Восточной Европы»1. Это хорошо известная позиция сторонников норманской теории, созданной ещѐ в XVIII веке немцами по политическому заказу правителей Российского государства во главе с Остерманом и Бироном в эпоху царствования курляндки с пронемеченным сознанием Анны Иоанновны. Суть этой теории – в антиславянизме: политической

установке, согласно которой примитивным варварам-славянам (или

«мусору истории», как выражались в Третьем Рейхе) государственность извне принесли развитые цивилизаторы – норманны, или скандинавы, или викинги, они же варяги. В том же XVIII веке историк В.Н.Татищев и выдающийся учѐный М.В. Ломоносов подвергли научной критике норманские установки и развили собственную славянскую теорию русской государственности (антинорманскую), согласно которой Рюрик и его дружина были славянами. Известный советский археолог   В.В. Седов,   изучая   ареал   волынцевской   и   роменскоборшевской культур, охватывавших в IX веке земли от Среднего Днепра до Верхней и Средней Оки, от Сожи и Угры до верхних течений Дона и Северского Донца, пришѐл к выводу, что именно эта территория (современные Киевская, Черниговская области Украины; Брянская, Курская, Орловская, Калужская, Тульская области России) являлась местом окончательного формирования славянского народа

русь, в VIII—IX веках создавшего государственность своего имени2.

Характерно, что вплоть до начала XIII века в русских летописях название «Русская земля» применялось только к этой территории, а не ко всей земле, заселѐнной русскими.

Вслед за М.В. Ломоносовым, В.В. Седов полагал, что этноним

«русь» восходит или к «иранской основе "свет, белый, блестеть", или, как и обширная однокорневая топонимическая номенклатура Северного Причерноморья, произведѐн от местной индоарийской основы "светлый, белый "»3.

Именно древним происхождением этнонима «русь» объясняется его появление в Центральной Европе. «Географические названия, содержащие в своей основе этноним «русь», фиксируются разрозненно в Нижней и Верхней Австрии, в Штирии, окрестностях Зальцбурга и Регенсбурга. В Раффельштеттенском таможенном уставе, датируемом 904/906г., <...> названы две славянские племенные группы — богемы и руги»4.

В.В. Седов  убедительно  аргументировал,  что  руги   это  та часть русов, которая оторвалась от основного антского (протовосточнославянского) массива в результате гунно-аварских миграций IV— VI веков. Некоторые исследователи находят этот этноним и в старом названии провинции на востоке Австрии — Ругенланд.

Археологические раскопки дают обширный материал по миграции славян из Среднего Подунавья на Русскую равнину в VIII—IX веках. Рассеянный в результате иноплеменного нашествия народ русов через столетия стал собираться на прежней исторической Родине.

 

По западным и арабским источникам известен Русский каганат

— сильное государство, соперник Хазарии, господствовавшей в степях юга России. Арабы часто упоминали о «хакане русов» — русском кагане. О том, что русы того времени были славянами, свидетельствуют арабские источники. «Что касается русских купцов — они вид славян...» — указывает ибн Хордадбех (ок. 847 г.). Ибн алФаких (примерно в то же время) писал о русах-славянах5. Внешне по описанию в арабских и византийских источниках "варяги-русь" выглядели как славяне: бритые и чубарые, с длинными усами. Даже после принятия христианства Владимир Святославич и Ярослав Мудрый следовали этой традиции. Скандинавы же носили длинные волосы и бороды, что у славян считалось признаком дурновкусия.

Принятие владыкой русов-славян титула «каган» сигнализировало соседям о полной независимости первого известного в истории Русского государства.

«Определить, где была столица Русского каганата, пока не представляется возможным. Не исключено, что таковая в этом зарождающемся государстве ещѐ не сформировалась, подобно тому, как не было столицы в раннем Франкском государстве, где резиденции властителей были разбросаны по его территории. Но если единый административный центр в Русском каганате всѐ же имелся, то он мог быть только в Киеве»6.

Народ русь сформировался и вошѐл в историю на той территории, которая и поныне является ядром для великорусского и малорусского этносов. Русы не были пришлой дружиной «варягов». Это было славянское племя, сформировавшееся за несколько веков до образования Русского государства в сердце великой равнины, унаследовавшей его имя.

В период с 820 по 840 годы русы осваивали Поднепровье и заключали союзы. Из Бертинских анналов известно, что в 839 году

«народ Рос их король (короля. прим. автора), прозванием Каган», отправил сначала в Константинополь для заключения договора о дружбе к «императору Востока»7. А оттуда послы Кагана направились вместе с греками в Ингельгейм ко двору Людовика Благочестивого. При этом византийский император Феофил просил Людовика принять росов приветливо8.

Русский каганат полностью исчезает в середине IX века под натиском хазар.

Все  эти  события  происходят  задолго  до  мистической  даты

«образования государственности» у славян…

Историк  С. Карпов  выступает  как  сторонник  антиславянской теории, заявляя на страницах журнала «Родина»: «Русь входила в зону экспансии викингов»9. Дружина викингов во главе с «конунгом» Рюриком имела «определѐнный опыт государственной организации», которым она решила поделиться на договорных основаниях с новгородскими и ладожскими аборигенами. Причем последним повезло – «договорный характер отношений обусловливал относительную мягкость начала утверждения государственности на Руси»10.

На какой же стадии развития находились славяне, к которым пришла дружина Рюрика? Археологические раскопки свидетельствуют о том, что встреча варягов проходила не в пещерах, а в городах. Недаром даже в «продвинутой» Скандинавии Русь называли

«Гардарикой» — страной городов.

Современная историческая наука имеет убедительные доказательства того, что у восточных славян задолго до «призвания варягов» сложились устойчивые признаки государственности: наличие институтов княжеской власти, городской администрации в лице тысяцкого и народного собрания (земской власти) вече.

Как показывает опыт всемирно-исторического развития цивилизаций, государственность — это не предмет экспорта или импорта, а закономерный результат многовекового исторического пути народа.

Согласно концепции академика С. Карпова, Руси-России фортуна улыбалась неоднократно: она (Русь) смогла трижды в процессе своего исторического созревания соприкоснуться с развитыми цивилизациями или их носителями, которые щедро делились опытом. Сначала благородные «рыцари Скандинавии», переняв обычаи управления у «полуварварских» англосаксов, подарили славянам государственность. Затем Византийская империя, обратив Русь в лоно Православной Церкви, создала «платформу, на которой развернулось культурное строительство Руси». Славянам «ордам захватчиков и грабителей», настрадавшаяся от них Империя Ромеев дала письменность, систему права («эта цивилизационная нить чрезвычайно важна»), теорию государственности11. Но, пожалуй, самое главное привила злобным дикарям морально-нравственные принципы: «деятельную любовь к ближнему», стремление помогать, почтение к учѐности и образованию и т.д. Но, создавая умилительный образ духовно окормляющего немытую и дикую Русь Второго Рима, автор проявляет поистине византийское лукавство. Перечѐркивая, таким образом, все культурные достижения довладимировой Руси: уникальную славянскую письменность, деревянное строительство, декоративно-прикладное искусство, известный историк весьма идеализирует объект своих исследований – Византийскую империю. Она была для нашей страны стратегическим и геополитическим противником, с которым славяне-русы неоднократно воевали; хитрым союзником, неоднократно нарушавшим договоры. Вспомним хотя бы историю с князем Святославом, который, заключив военный союз с Византией, верный условиям договора, собирался покинуть Болгарию. Но византийский император решил избавиться от доблестного и храброго русского князя, убедив кочевников печенегов атаковать его на пути домой. Святослав погиб в бою, а печенежский князь Куря, по летописному преданию, сделал из черепа Святослава чашу и пил из нее на пирах.

Сын Святослава Владимир откликнулся на просьбу императора Василия II и оказал помощь в подавлении восстания полководца Варды Фоки, который, захватив Малую Азию, угрожал Константинополю и претендовал на императорский престол. В обмен за помощь император обещал выдать замуж за Владимира свою сестру Анну, но, как известно, император не спешил с обещанным браком, боясь, что женитьба на византийской принцессе резко поднимет международный престиж Русского государства.

В своих рассуждениях о роли Причерноморья как «контактной зоны» в формировании Русской государственности С. Карпов, следуя евразийской традиции, считает, что Русь, входя в состав Золотой Орды, получила от неѐ также новый импульс для формирования и развития государственности: «в рамках Золотой Орды контакты по черноморскому вектору имели большое значение»12 …Комментарии излишни, разве что уместно вспомнить слова лидера евразийского эмигрантского движения П.Н. Савицкого, что «татарское иго – горнило, в котором ковалось русское духовное своеобразие»13.

Ещѐ дальше в своих умозаключениях пошѐл доктор исторических наук из Санкт-Петербурга А. Дворниченко, утверждающий, что:

«Древнерусского государства не было»14. Поражает аргументация автора: «Если бы это государство было, его не могли бы уничтожить никакие монголы и славянская Реконкиста могла бы сыграть свою роль»15. Если следовать этой логике, то получается, что Ирана и Северного Китая тоже не существовало.

Развивая известную концепцию историка И. Фроянова о существовании у восточных славян городов-государств, А. Дворниченко рисует картину ущербного политогенеза у наших предков. Почему такая же по сути полисная система, существовавшая у древних греков, у майя, не вызывает сомнения у историков в факте существования государства, а в случае со славянами вызывает? Оказывается, причина «в глубокой архаике» Киевской Руси. А именно: из трѐх признаков цивилизации: город, монументальная архитектура и письменность, по мнению А. Дворниченко, к IX веку на территории Киевской Руси созрел только первый! Руническая письменность славян автором даже не рассматривается. Писать славянских варваров научила Византия, привив христианскую культуру. Ну а монументальные строения, вероятно, были у викингов, которые принесли славянам государственность?!

Ещѐ Ф.М. Достоевский подметил свойство русского характера – самоуничижение. Но речь шла именно о личностном самоуничижении, которое сродни смирению и борьбе с гордыней. Сегодня можно говорить о самоуничижении антирусского свойства, которое терзает наше общество. Перенесенное на историю русского народа и созданного им государства, оно превратилось в настоящую русофобию, преисполненную презрения ко всему русскому. Щедро поливаются грязью страницы нашей многострадальной и Великой Истории. Народ с оплеванным прошлым не имеет возможности строить будущее! За каждый исторический эпизод надо сражаться, может и не будет тогда таких странных, унижающих историческое достоинство юбилеев!

И, может быть, тогда слова доктора исторических наук С. Шахрая о том, что «сегодня государство и общество впервые солидарны в стремлении сформировать единое, неподвластное политической конъюнктуре понимание преемственной и непрерывной российской истории; создать единую панель исторических знаний, откуда уже невозможно будет, как прежде, что-то произвольно вычеркнуть, а что-то вписать», приобретут реальный, практический смысл16.

 

Примечания:

 

1 Карпов C. О варягах, юбилеях и нашем образовании // Родина. 2012. № 9 (сентябрь). С. 6.

2 Седов В.В. Древнерусская народность. М., 1999. С . 123-125.

3 Там же. С. 203.

4 Седов В.В. Славяне. М., 2002. С. 54.

5 Новосельцев А.П. Восточные источники о восточных славянах и Руси VI-IX вв. // Древнейшие государства Восточной Европы. 1998 г. Памяти чл.-корр. РАН А.П. Новосельцева / Отв. ред. Т.М. Калинина. М., 2000. С. 265-267.

6  Седов В.В. Русский каганат IX века //Отечественная история. — М., 1998. –

№4. – С. 13-14.

7 Византийскому императору Феофилу.

8 Шаскольский И.П. Известия Бертинских анналов в свете данных современной науки //Летописи — хроника. — М., 1981. – С. 43—54.

9 Карпов C. О варягах, юбилеях и нашем образовании // Родина. 2012. № 9 (сентябрь). С. 6.

10 Там же.

11 Там же. С. 7.

12 Там же. С. 8.

13  Савицкий П.Н. Степь и оседлость // Савицкий П.Н. Континент Евразия. М.,

1997. С. 334.

14  Дворниченко А. А существовала ли Киевская Русь // Родина. 2012. № 9 (сентябрь). С. 82.

15 Там же.

16  Шахрай С. Воскресить историю как основу национального самосознания // Родина. 2012. № 9 (сентябрь).С. 2.

 

СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ МАДИ

«АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ»

 

Москва           2012

УДК 94(100)“1914/1918”

Доц. Н.Ю. Кулешова

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 |