Учебник: История и филология Серия 5 выпуск 1

Керамический комплекс партизанского ii поселения в среднем прикамье

 

Рассматриваются вопросы формирования и культурно-хронологической позиции компонентов керамического комплекса Партизанского II поселения эпохи поздней бронзы в Среднем Прикамье.

 

Ключевые слова: керамика, бронзовый век, среднее Прикамье, межовская кульутра, маклашеевская культура.

 

Участок течения р. Камы от с. Вятское до устья р. Ик на сегодняшний день насчитывает несколько десятков памятников эпохи бронзы разной степени изученности и является одним из наиболее богатых участков бассейна р. Кама в этом отношении. Результатом контактного положения при слиянии основных водных магистралей региона является сложный, смешанный характер материала этих памятников, что обусловило высокий интерес к ним и значительные объёмы стационарных исследований практически всеми ведущими региональными археологическими центрами. Решение неоднократно упоминавшейся проблемы отсутствия общепринятой концепции развития региона в эпоху бронзы должно начаться с систематической публикации результатов этих исследований. Настоящая работа ставит своей целью публикацию материалов керамического комплекса одного из позднебронзовых памятников Удмуртского Прикамья – Партизанского II поселения и определение его позиции среди уже опубликованных материалов бронзового века Среднего Прикамья.

Краткая характеристика керамического комплекса. Партизанское II поселение расположено

в Каракулинском р-не Удмуртской Республики на правом берегу р. Камы в 0,36 км к востоку от д. Первомайск (бывш. Партизан) на мысу первой надпойменной террасы высотой 7-9 м. Площадь поселения составляет примерно 5800 м2. Памятник открыт в 1979 г. Г.Н. Клюевой, обследовался в 1983,

1991 и 1995 гг. Н.Л. Решетниковым, в 2009 г. – А.Е. Митряковым [1. С. 11-12; 8. С. 47-48].

В 1995 г.  в ходе разведочных работ на площадке памятника было заложено два рекогносцировочных раскопа, давших значительный керамический материал [2. С. 6-8].

Коллекция посуды памятника суммарно включает в себя 584 фрагмента сосудов, отнесённых к эпохе бронзы. Для статистического анализа был отобран 71 фрагмент от 60 сосудов с реконструируемой формой верхней части, из которых 5 экземпляров (8,3\%) представлены чашками и 55 (91,7\%)

– горшками.

Сосуды светло-, темно-коричневого и темно-серого цвета содержат в тесте примесь раковины (86\%) или шамота (14\%). Диаметр сосудов по венчику колеблется от 10 до 32 см при среднем диаметре 21,7 см со средним линейным отклонением 4,4 см.

Чашки (5 экз.): закрытые, диаметр по венчику от 140 до 220 см, характеризуются гребенчатой орнаментацией и примесью толчёной раковины в тесте, венчик скошен внутрь или приострён. Орнаментированы прочерченными линиями, крестами, горизонтальным зигзагом, «ёлочкой». Группа однородна по форме и технике орнаментации,  на более мелкие группы статистически не подразделяется из-за малой выборки.

Горшки (55 экз.): были визуально разделены на две группы по качественному признаку – наличию резкого перехода от шейки к тулову. Группа А представлена 15 сосудами с резким переходом от шейки к тулову (рис. ф. 1-7), группа Б – 40 сосудами с отсутствием таковой (рис. ф. 8-13).

 

Таблица 1

Статистические параметры указателей формы посуды Партизанского II поселения (группа А)

 

 

Среднее

арифметическое

 

σ

Коэффициент

вариации

Процент попадания признака

в интервал Х`±3σ

ФБ

1,85

0,33

0,18

100\%

ФГ

0,07

0, 06

0,86

100\%

Рис. Партизанское II поселение. Глиняная посуда. 1–7 – группа А; 8–13 – группа Б

 

Для  обеих  групп  были  рассчитаны  указатели  профилировки  верхней  части  по  методике В.Ф. Генинга [6. С. 116-120], для проверки их однородности были рассчитаны σ и коэффициент вариации по каждому из показателей формы.

Высокий коэффициент вариации для группы А связан не столько с высоким значением среднего квадратического отклонения, сколько с аномально низкими абсолютными значениями признака и не указывает на морфологическую неоднородность выборки.

 

Таблица 2

Статистические параметры указателей формы посуды Партизанского II поселения (группа Б)

 

 

Среднее

арифметическое

 

σ

Коэффициент

вариации

Процент попадания признака

в интервал Х`±3σ

ФБ

0,99

0,5

0,5

100\%

ФГ

0,30

0,25

0,82

97,5\%

 

Статистические указатели выборки указывают на её недостаточную морфологическую однородность. Последовательно проведенная корреляция указателей верхней части сосуда с техникой орнаментации, формой венчика, примесью, наиболее распространёнными элементами орнамента, однако это не принесло положительного результата. Расчёт коэффициента сопряжённости элементов орнамента по методике Г.В. Федорова-Давыдова [15. С. 91 и далее.] также не дал положительного результата: значение хи-квадрат >3,68, указывающее на достоверность коэффициента, получено для четырех пар орнаментальных признаков. Положительное значение коэффициента получено для пар

«горизонтальные линии – ряды наклонных оттисков» (0,35), «горизонтальные линии – заполненные треугольники» (0,32), отрицательное значение – для пар «горизонтальные линии ряд вдавлений» (-0,33), «ряд вдавлений – ряды наклонных оттисков» (-0,32). Немногочисленность и невысокие значения связи признаков приводят к выводу об отсутствии в выборке разных чётко различимых орнаментальных традиций. Придя к невозможности разделить данную выборку статистическими методами, было принято решение рассматривать её в рамках одной типологической группы.

Таким образом, в комплексе поселения формально-статистическими методами было подтверждено наличие двух групп посуды.

Группа А, 15 экз. (рис., ф. 1-7). Горшки с резким переходом от шейки к тулову, орнаментированы гребенчатым штампом, в 8 случаях (53,3\%) в сочетании с оттисками гладкого штампа, в 14 случаях (93,3\%) рядом одиночных или строенных ямок. Форма профилировки верхней части сосуда – Б2Г2 (2 экз., 13,3\%), Б3Г1 (5 экз., 33,3\%), Б3Г2 (7 экз., 46,7\%) Б3Г3 (1 экз., 6,7\%). В тесте примесь толчёной раковины. Рельефные элементы верхней части отсутствуют.

Сосуды орнаментированы рядом ямок (93,3\%), горизонтальным зигзагом (80\%), рядами вдавлений гладкого штампа (53,3\%), горизонтальными линиями (46,7\%), «ёлочкой» (20\%), в одном случае – рядом наклонных оттисков.

Группа Б, 40 экз. (рис., ф. 8-13). Посуда, в подавляющем большинстве (37 экз., 92,5\%) орнаментированная узким гребенчатым штампом, в 8 случаях (20\%) в сочетании с оттисками гладкого штампа, в 3 случаях (7,5\%) в сочетании с широкими прочерченными линиями. По одному сосуду (по 2,5\%) орнаментировано только рядом ямок, только оттисками гладкого штампа и не имеет орнаментации. Профилировка верхней части – Б1Г1, Б1Г2, Б1Г3 (по 1 экз., 2,5\%), Б2Г1 (3 экз., 7,5\%), Б2Г2 (13 экз.,

32,5\%), Б2Г3 (16 экз., 40\%), Б3Г0, Б3Г1, Б3Г2 (по 1 экз., 2,5\%). В тесте примесь толчёной раковины (34 экз., 85\%), шамота (5 экз., 12,5\%), органики (1 экз., 2,5\%). В трёх случаях (7,5\%) верхняя часть шейки оформлена в виде бортика, на одном сосуде присутствует валик.

Посуда орнаментирована горизонтальными линиями (62,5\%), наклонными оттисками штампа (42,5\%), рядом ямок (30\%), горизонтальным зигзагом (20\%), «ёлочкой», крестами, заштрихованными треугольниками (по 15\%), ромбами, рядами вдавлений гладкого штампа (по 12,5\%), флажком (10\%), меандрами (5\%).

Позиция посуды Партизанского II поселения в схеме развития керамических традиций Среднего Прикамья. По-видимому, керамический комплекс Партизанского II поселения формировался в несколько этапов, что в целом характерно для прикамских памятников бронзового века [11]. К сожалению, характер работ и их полевой документации не позволили провести результативный планиграфический и стратиграфический анализ залегания посуды разных типов, однако аналогии указывают на существование минимум одной хронологической лакуны в формировании комплекса памятника.

Посуда группы Б с невысокой, слабои среднеотогнутой шейкой, орнаментированная преимущественно  гребенчатым  штампом,  характерна  для  так  называемых  луговских  (по  Л.И.  Ашихминой, [4. С. 6-7]) или балымско-карташихинских (по А.Х. Халикову, [16. С. 34-35]) памятников эпохи бронзы Среднего Прикамья. Слабая представленность в комплексе сосудов с рельефными элементами орнаментации позволяет отнести эту группу посуды  к раннему этапу развития данной керамической традиции – XIV-XIII вв. до н.э., предшествующему появлению комплексов типа ранней группы Дербёшкинского поселения [12. C. 112-113]. На это уже указывает и присутствие таких характерных элементов орнаментации, как широкие прочерченные полосы и, особенно, меандры (рис., ф.8-10), являющиеся характерными для более восточных черкаскульских комплексов, которые к XIII в. до н.э. в западной части своего ареала сменяются межовскими [14. C. 93; 17. С. 16; 13. С. 47]. М.Ф. Обыденнов, рассматривая материалы межовских памятников Нижней Белой, считает архаичными элементами орнаментации приуральской посуды и заштрихованные треугольники, указывая, что их доля в орнаментации наиболее ранних  межовских  памятников  –  Сасыкульского  и  Агидельского поселений,  достигает  35\% [13. С. 23]. Наконец, среди косвенных свидетельств достаточно ранней хронологической позиции этой группы можно назвать тяготение рядов наклонных отпечатков к верхнему краю венчика, что весьма типично для посуды предшествующего хронологического горизонта [9. С. 112-114].

 

Посуда группы А, судя по имеющимся аналогиям, может быть датирована значительно более поздним временем. Резкий переход от горловины к тулову, сопровождающийся рядом ямок и сравнительно бедным орнаментом характерен для маклашеевских [16. С. 39-40] и так называемых быргындинских [4. С. 7-8] древностей Среднего и Нижнего Прикамья, дискуссия о разграничении и соотношении которых пока не получила логического завершения. Л.И. Ашихмина, выделившая синкретичную быргындинскую культуру эпохи финальной бронзы, характеризовала её как результат смешения маклашеевских и луговских традиций. В то же время в последние годы быргындинские материалы включаются в постмаклашеевский круг древностей, датируемый ранним железным веком [10. С. 52-53]. Высокие прямые стенки и сравнительно обедненный орнамент позволяют отнести данную группу посуды к ранним этапам формирования таких комплексов и датировать её маклашеевским временем – XI-IX вв. до н.э. [18. С. 12-15]. Прямые аналогии этой посуде можно видеть в ранних материалах Быргындинской стоянки [5. С. 104], Кумысской стоянки [7. С. 98] и в других синхронных памятниках, чья датировка не противоречит предложенной. По-видимому, материалы данной группы отражают ранние стадии проникновения нижнекамских традиций маклашеевского круга в Среднее Прикамье ещё до их смешения с позднелуговскими валиковыми типа Икских и Дербёшкинской стоянок [3; 12].

В заключение хотелось бы отметить, что наметившаяся в последние годы тенденция более узкой датировки отдельных групп керамических комплексов бронзового века [12; 19] на основе отдельных характерных для них признаков, по-видимому, позволит вскоре провести сравнительный анализ хронологических колонок таких признаков для различных участков бассейна Камы и таким образом составить детальное представление об основных направлениях контактных и миграционных процессов в регионе в эпоху поздней бронзы.

Автор выражает глубокую признательность Н.Л. Решетникову за возможность работать в фондах Музея истории и культуры Среднего Прикамья и разрешение на публикацию материала.

 

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

 

1.    Митряков А.Е. Отчёт о разведочных работах, проведённых в 2009 г. в Каракулинском районе УР // Архив

Института истории и культуры народов Приуралья (ИИКНП). Ф.2, д. 526. Ижевск, 2010.

2.    Решетников Н.Л. Отчёт о работах в Каракулинском районе Удмуртской Республики в 1994 г. // Архив

ИИКНП. Ф. 2, д.304. Сарапул, 1995.

3.    Ашихмина Л.И. Поселения эпохи поздней бронзы и раннего железа на Средней Каме //Археологические

памятники эпохи палеометалла в Северном Приуралье // МАЕСВ. Сыктывкар: Изд-во Коми филиала АН СССР, 1978. Вып. 7. С. 38-70.

4.    Ашихмина Л.И. Генезис ананьинской культуры в Среднем Прикамье // Коми филиал АН СССР. Сер. препринтов «Научные доклады». Сыктывкар, 1985. Вып. 119. 26 с.

5.         Ашихмина Л.И., Генинг В.Ф. Стоянки эпохи поздней бронзы в Удмуртском Прикамье // Материальная и духовная культура финно-угров Приуралья. Ижевск, 1977. С. 93-138.

6.    Генинг В.Ф. Программа статистической обработки керамики из археологических раскопок // СА. 1973. № 1.

С. 114-136.

7.    Генинг В.Ф., Старостин Н.П. Кумысские стоянка и могильник //Отчёты Нижнекамской археологической экспедиции М., 1972. Вып. 1. С. 87-104.

8.    Голдина  Р.Д.,  Черных  Е.М.  Археологическая  карта  Каракулинского  района  Удмуртской  Республики.

Ижевск, 2011. 164 с.

9.    Денисов В.П., Мельничук А.Ф., Митряков А.Е. Малоизученный хронологический горизонт Заосиново VIIНепряха VII-Партизаны IV эпохи бронзы Среднего Прикамья // Шестые Берсовские чтения. Екатеринбург,

2011. 264 с.

10.  Марков В.Н. Нижнее Прикамье в ананьинскую эпоху (об этнокультурных компонентах ананьинской общности). Казань, 2007. 136 с.

11. Митряков А.Е. Проблемы функционирования поселений эпохи бронзы Удмуртского Прикамья (по материалам керамического комплекса Зуевоключевского II поселения) // Вестн. Удм. ун-та. Сер. История и филология. 2011. Вып. 1. С. 50-54.

12. Митряков А.Е. Керамический комплекс Дербёшкинского поселения в устье р. Белой: к вопросу об эволюции традиций производства посуды в Среднем Прикамье в эпоху поздней бронзы // Человеческий капитал. 2012. №8. С. 110-113.

13. Обыденнов М.Ф. Межовская культура. Уфа: БЭК, 1998. 116 с.

14.  Стоколос  В.С.  Культура  населения  бронзового  века  Южного  Зауралья  (хронология  и  периодизация).

М.: Наука, 1972. 168 с.

 

15.  Фёдоров-Давыдов Г. А. Статистические методы в археологии. М.: Наука, 1987. 216 с.

16.  Халиков А.Х. Приказанская культура // Свод археологических источников. М.: Изд-во АН СССР, 1980.

Вып. В1-24. 128 с.

17.  Хлобыстин Л.П. Поселение Липовая Курья в Южном Зауралье. Л.: Наука, 1976. 65 с.

18.  Чижевский А.А. Погребальные памятники населения Волго-Камья в финале бронзового – раннем железном веках (предананьинская и ананьинская культурно-исторические области). Казань, 2008. 172 с.

19.  Чижевский А.А. Исследования Луговской II стоянки в 2008 г. //Филология и культура. Казань, 2012. №2.

С. 297-302.

 

Поступила в редакцию 04.12.12

 

A.E. Mitryakov

Ceramic assemblage of Partyzanskoe II settlement in the Middle Kama region

 

The article is dedicated to the formation problems, cultural and chronological position of components of  the Bronze

Age ceramic assemblage of Partyzanskoe II settlement, which was situated in the basin of the Kama River.

 

Keywords: ceramics, the Late Bronze Age, Middle Kama, Mezhovka culture, Maklasheevsky culture.

 

Митряков Александр Евгеньевич,

кандидат исторических наук, младший научный сотрудник

ФГБОУ ВПО «Удмуртский государственный университет»

426034, Россия, г. Ижевск, ул. Университетская, 1 (корп. 2) E-mail:

 

Mitryakov A.E.,

candidate of history, junior researcher

Udmurt State University

462034, Russia, Izhevsk, Universitetskaya st., 1/2

 

УДК 902 / 904; 902.6 (470.40/43)

 

Е.П. Казаков

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 |