Учебник: История и филология Серия 5 выпуск 1

Положение черногории в 60-х годах xix века (по материалам записок графа н.п. игнатьева)

 

Исследуются вопросы государственной политики России на Балканах в условиях соперничества европейских держав. Ко второй половине XIX в. Черногория добилась успехов: было укреплено международное положение, расширена территория. Упрочнение внешнеполитических позиций страны явилось одним из факторов, который способствовал продолжению успешной борьбы за создание государственной организации.

 

Ключевые слова: Крымская война, Османская империя, внешняя политика, международные отношения, Черногория, восстание, Балканский полуостров.

 

Девятнадцатое столетие занимает особое место в истории взаимоотношений народов Балканского полуострова и Российской империи. Огромное значение имела Крымская война, принципиально изменившая международную расстановку сил на юго-востоке Европы. Создание независимых национальных государств на Балканах, рост национально-освободительного движения явились закономерными последствиями ослабления Османской империи.

Черногория была не только объектом политики великих держав: черногорские правители сами

активно участвовали в международных отношениях на Балканах, пытаясь играть на противоречиях.

Юридически Черногория находилась в составе Османской империи с 1499 г., Порта включила ее в Шкодринский санджак. Однако черногорцы отказывались признать султанскую власть. «Султан основывает свои притязания на Черногорию на праве завоевания, – писал современник в 1858 г., – но это основание несостоятельно, так как турки хоть и овладевали землями Черногории, никогда не были в состоянии долго там удержаться» [7. С. 142]. В результате борьбы с Турцией им удалось добиться широкой автономии. На территории Черногории не было турецкой системы аграрных отношений, а ее жители считались филурджиями – свободными. Долгое время у Черногории отсутствовала зафиксированная граница, подобное положение приводило к пограничным конфликтам.

В Черногории сохранялись патриархальные формы ведения хозяйства. В связи со слабым развитием ремесла и торговли складывание торговых центров проходило медленно и с запозданием, но к середине XIX в. Черногория добилась успехов: было укреплено международное положение и частично расширена территория. Упрочнение позиций страны явилось одним из факторов, сделавшим возможным продолжение успешной борьбы за создание государственной организации [9. С. 29-33].

В то же время начинается изменение внешнеполитического курса Черногории. Поражение России в Крымской войне вынуждает правителей Черногории искать помощи у других европейских держав. В результате союзник был найден в лице Франции.

Князь Даниил I начал предпринимать активные меры по изменению существующего положения. Он настоятельно добивался от Порты решения двух насущных проблем: установления границ между Портой и Черногорией и решения вопроса с северо-восточными областями, из-за которых между турками и черногорцами постоянно происходили пограничные стычки. Князь Даниил в поисках поддержки отправляется в Париж, где весьма радушно был принят Наполеоном III.

Сближение князя Даниила с Францией естественно привело к ухудшению, а затем к разрыву

политических отношений с Россией. В этих условиях правительство Александра II попыталось решить черногорский вопрос путем активного воздействия на Францию, которая, готовясь к войне с Австрией, стала стремиться к сближению с Россией [10. С. 198 ].

В 1858 г. вспыхнуло восстание в Герцеговине, которому Черногория содействовала. После серии кровопролитных сражений европейская дипломатия сочла необходимым вмешаться в этот конфликт. Порта принимает решение выдвинуть свои войска вглубь Черногории и ее действия вынудили Францию, а затем и Россию направить морские эскадры в воды Рагузы и Антивари [6. С. 37-39]. Российский флот был представлен фрегатом и бригом, по распоряжению чрезвычайного посла России в Париже П.Д. Киселева 2 июня фрегат вышел в море и прибыл в Рагузу. Как заключает исследователь Е.Н. Рукавишников, «дальнейшее совместное плавание вместе с французским кораблем в Адриатике являлось демонстрацией военного присутствия обеих держав у балканского побережья»[8. С. 43].

 

Князь Даниил направил своего брата президента Сената Мирка Петровича против турок. Турецкие войска в начале мая 1858 г. были рассеяны и потерпели поражение при Грахово. В том же году в Стамбуле была подписана конвенция об установлении демаркационной линии меду Черногорией и Турцией. Порта была вынуждена дать Черногории новые границы, князю Даниилу удалось приобрести Грахово, часть Дробняков, Шоранцев, Ускоке, Липово, Кучи и Додоши, а так же нахию Васоевичскую [4. С. 18].

Главным  источником  трудностей  между  Турцией  и  Черногорией  была,  по  мнению  графа

Н.П. Игнатьева, «недостаточность и бесплодность территории последней». «Ее воинственное население не имело средств к существованию, – отмечал российский посланник, – и стремилось пересечь границы Черногории, дабы обосноваться на других плодородных участках» [1. С. 59].

Воинственность и крутой нрав черногорцев отмечали многие современники. Можно найти следующее описание жителя Черногории: «Вековая борьба сделала из черногорцев замечательных воинов, отличающихся высокой воинской мощью. В бою черногорец становится львом; всякий из них охотно готов пожертвовать жизнью во имя Родины: он с радостью идет навстречу смерти, завидует павшим в бою и раненный едва дождется того времени, когда заживут раны, чтобы снова бежать на поле битвы… С самого начала своего существования, Черногория представляла собой один боевой лагерь, где все мужчины от мала до велика были воинами» [12. С. 5, 14].

В особенно важном  для  Черногории  вопросе о  разграничении  территорий  с Турцией  граф

Н.П. Игнатьев придерживался следующей точки зрения: «Я доказывал, – пишет русский посланник, – что этот вопрос требовал скорейшего решения, и что чем больше черногорцы получат земли, в которой они так нуждались, тем лучше будет обеспечен мир». Н.П. Игнатьев отмечал равнодушие со стороны Пруссии и Италии к планам России и назойливое вмешательство Англии и Франции. По поводу позиции Франции Н.П. Игнатьев замечал: «По обыкновению не поддерживая Россию, она [Франция] втайне убаюкивала черногорцев обещаниями, не из доброжелательства Черногории, а из желания парализовать нас» [3. С. 45].

Граф Н.П. Игнатьев подчеркивал недоброжелательное расположение императора Наполеона III, которое выражалось в его противодействии всем российским инициативам на Балканах, и особенно, по мнению русского посланника, это сказывалось на отношениях с Черногорией. Рассуждая о политике и роли России на Балканах в середине 60-х гг. XIX в., граф Н.П. Игнатьев предупреждал, что необходима осторожность в действиях, «следует избегать всяких манифестаций, которые дали бы повод думать о намерении России принять участие или возглавить развернувшееся национальноосвободительное движении на Балканах. Но при этом русский посланник считал необходимым оказывать единоверцам нравственную поддержку и содействовать сближению народностей Балканского полуострова [2. С. 620].

Начавшаяся в 1862 г. турецко-черногорская война привела к оккупации значительной части

Черногории, турецкой армии удалось приблизиться к столице Цетинье. Позже был подписан мирный договор, по которому были срыты некоторые фортификационные сооружения, построены укрепления, в которых разместились турецкие войска. Война показала, что в данных обстоятельствах Черногория, будучи ограниченной в людских и материальных ресурсах, при отсутствии должного вооружения, была не в состоянии вести длительные боевые действия с превосходящими силами наступающего противника [10. С. 200].

В 1865 г. сербский князь Михаил, чтобы гарантировать себе поддержку Черногории, согласился оказать ей значительную помощь в вооружении и подготовке военных кадров. В конце сентября

1866 г. между Сербией и Черногорией был подписан договор о союзе против Турции. В результате, данный документ послужил исходной базой для начала формирования Балканского союза. Черногорская сторона так же получила крупную сумму для завершения процесса перевооружения армии. В это

время Черногория добивается полной ликвидации последствий войны 1862 г.

В 1866 г. в Константинополь был направлен сенатор Илья Пламенац для переговоров. Впоследствии в беседе с российским консулом К.Д. Петковичем сенатор отмечал значимость и «могущественную поддержку» графа Н.П. Игнатьева в ходе ведения переговоров. Благодаря посредничеству русского посланника султанское правительство согласилось удовлетворить черногорское требование о выводе войск из Ново Села и ликвидировать ряд укреплений. К концу 1866 г. на территории Черногории не осталось турецких войск [11. С. 259-263]. В то же время Австрия, которая потеряла свои позиции в Центральной Европе после военного поражения в 1866 г., также стала обращать усиленное внимание на Балканы. Монархия Габсбургов установила контроль за соседней к Черногории областью – санджаком, где в течение 30 лет находились австро-венгерские гарнизоны [5. С. 133].

 

Граф Н.П. Игнатьев сообщает, что воспользовавшись пребыванием князя Николая Негоша в Париже в 1866 г., Наполеон III «старался восстановить его против Сербии, соблазняя несбыточными обещаниями». Далее Н.П. Игнатьев заключает, «поддавшись обещаниям, он решил по возвращении послать в Константинополь уполномоченных и предъявить Порте свои требования» [2. С. 621]. Также Н.П. Игнатьев отмечает поведение французского представителя Буре. По его словам, «Буре уверял, что Черногории надо признать сюзеренитет Порты», все это натолкнуло российского посланника на мысль о сговоре между Турцией и Францией [3. С. 43].

Фуад-паша, на тот момент министр иностранных дел Порты, категорически заявлял, что Османская империя не имеет никакого повода уступать Черногории земли, на которые та претендовала:

«Державы признали независимость Черногории, если ее территория слишком мала и не может пропитать население, Порте остается только посочувствовать ей. Иное дело, если бы Черногория была подвластна османскому султану, как Сербия и Румыния, тогда ей могла быть уступлена известная территория без ущерба для Турецкой империи» [1. С. 271]. В 1868 г. возобновила работу смешанная комиссия  по  разрешению  пограничных  споров.  Летом  того  же  года  при  посредничестве  графа Н.П. Игнатьева, к которому обратился князь Николай, Порта согласилась не строить каких-либо укреплений вдоль черногорской границы со стороны Езера и Шаранцев [11. С. 270].

Процесс сближения Сербии и Черногории и формирование союза против Османской империи наталкивался на ряд противоречий сторон. Сербская сторона различными способами стремилась подчинить себе Черногорию, это выражалось в инициативе сербов заключить военное соглашение и установить единого командующего объединенными силами в лице серба. Князь Николай не мог пойти на подобное, при этом черногорское правительство, строя амбициозные планы, само стремилось оказывать на Сербию определенного рода влияние. «Может показаться абсурдным и смешным, – писал Вильям Слоан, – что такое столь крохотное и, более того, столь скудное в природном плане королевство, с населением не более населения достаточно крупного европейского города, может претендовать на сербское главенство» [13. С. 91].

Следующий период во взаимоотношениях соседей начнется с момента провозглашения совершеннолетия князя Милона Обреновича в Сербии в 1872г. Основной внешнеполитической задачей Черногории в 60-х гг. XIX в. являлось достижение признания ее независимости и создание условий для жизни народа. Поэтому это десятилетие проходит в мучительных поисках союзника, который оказал бы поддержку в нелегком деле обретения независимости. Большое влияние на Черногорию оказала серия антиосманских выступлений и волнений в Герцеговине. Во второй половине 1860-х гг. начинается медленное, но планомерное сближение Черногории с Сербией. Тесные взаимоотношения двух южнославянских народов позволили некоторым современникам с воодушевлением говорить о возможности формирования конфедерации славянских государств.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

1.    Граф Н.П. Игнатьев. Дипломатически записки (1864–1874). Донесения (1865–1876). София, 2008. Т. 1.

2.    Записки графа Н.П. Игнатьева // Русская старина. 1915. № 3.

3.    Записки графа Н.П. Игнатьева о его пребывании в Константинополе в 1864–1874 гг. // Русская старина.

1914. № 4.

4.    Вацлик И.Я. Черногорские царствующие династии. СПб., 1889.

5.    Писарев Ю.А. Великие державы и Черногория в годы Первой мировой войны // Балканские исследования.

Вып. 1. М, 1974.

6.    Попович-Липовац И.Ю. Черногорцы и черногорские женщины. СПб., 1890.

7.    Разные известия. Вопрос о турецких христианах в Черногории // Отечественные записки. 1858. № 6.

8.    Рукавишников Е.Н. Участие балтийских моряков в развитии российско-черногорских отношений (последняя треть XVIII – начало XX века) // Вестн. РГУ им. И. Канта. 2006. Вып. 12. Гуманитарные науки.

9.    Славянские народы юго-восточной Европы и Россия в XVIII веке. М., 2003.

10.  Формирование национальных  независимых  государств  на  Балканах  (конец XVIII  –  70-е годы XIX в.).

М., 1986.

11.  Хитрова Н.И. Черногория в национально-освободительном движении на Балканах и русско-черногорские отношения в 50-70-х годах XIX века. М., 1979.

12.  Черногорцы: чтение для народа / сост. Ф.Ф. Пуцыкович. СПб., 1896.

13.  Sloane W.M. The Balkans: A laboratory of history. Eaton and Mains: Jennings and Graham. 1914.

 

Поступила в редакцию 05.12.12

 

 

A.D. Mtskhvariashvily

Montenegro in the 1860s (according to the published notes of Count I.P. Ignatiev)

 

The article deals with the main problems of the Russian foreign policy in the Middle East in the rivalry of the European states. By the second half of the XIXth century Montenegro reached success: the territory was extended, international position was strengthened. Strengthening of the foreign-policy positions of the country was one of the factors that made it possible to continue the struggle for the creation of the state organization.

 

Keywords:  Crimean  War,  Ottoman  Empire,  foreign  policy,  international  relations,  Montenegro,  rising,  Balkan

Peninsula.

 

Мцхвариашвили Александра Димовна, аспирантка

ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный университет»

350040, Россия, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149

 

Mtskhvariashvily A.D., postgraduate student

Kuban State University

350040, Russia, Krasnodar, Stavropolskaya st., 149

 

УДК 93/94

 

Д.А. Козлова

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 |