Учебник: История и филология Серия 5 выпуск 1

Кафедра всеобщей истории угпи-удгу: первые шаги, становление, развитие

 

Показан процесс становления и формирования кафедры всеобщей истории в УГПИ, педагогическая и научная деятельность ее сотрудников в период с 1931 г. по 1964 г. Рассмотрена работа первых заведующих кафедрой: Е.А. Миллиор, К.А. Каретникова, Л.Н. Заболотской и их вклад в ее развитии. История кафедры рассматривается с привлечением большого числа архивных документов, не изучавшихся ранее в данном аспекте.

 

Ключевые слова: всеобщая история, кафедра, УГПИ, древняя и средняя история, научные интересы, Е.А. Миллиор, Л.Н. Заболотская.

 

В 2012 г. кафедра истории древнего мира и средних веков исторического факультета Удмуртского государственного университета отметила свое двадцатипятилетие. Несмотря на такой юный по историческим меркам возраст, традиции преподавания и изучения проблем средневековой, да и всеобщей истории вообще в стенах УдГУ весьма глубокие: кафедра создавалась не на пустом месте, а была выделена из кафедры всеобщей истории, образованной еще в 40-е гг. прошлого столетия.

10 апреля 1931 г. состоялась торжественная церемония открытия Удмуртского государственного педагогического института, насчитывавшего тогда четыре отделения: социально-экономическое, языка и литературы, физики и математики, естествознания [11. C. 3]. Первыми преподавателями дисциплин всеобщей истории здесь были профессор Семен Николаевич Чеботарев и Любовь Николаевна Заболотская.

Л.Н. Заболотская родилась 13 июня 1906 г. Школьное образование она получила в Малмыже, а в

1924 г. она была направлена в д. Маркелово Сюмсинского района в качестве учительницы и заведующей начальной школой. 18-летней Л.Н. Заболотской, не имевшей ни достаточного педагогического, ни жизненного опыта, пришлось самой осваивать мастерство учителя и фактически «с нуля» организовывать школьное образование в деревне [12. C. 111-114]. Уже через два года, в 1926. г., она была командирована Малмыжским отделом народного образования в Вятский педагогический институт для поступления на общественно-экономическое отделение. После его окончания, в 1930 г., Л.Н. Заболотская оказывается в Ижевске, куда она была направлена в качестве учителя по обществоведению в школу ФЗУ при заводе №10. Здесь Л.Н. Заболотская проработала до 1933 г., и была переведена в пединститут на должность преподавателя истории нового времени [1. Дело Л.Н. Заболотской. Л. 4].

Гонения и политические репрессии, характерные для второй половины 30-х гг., коснулись и профессорско-преподавательского состава пединститута. Непросто складывалась в эти годы судьба Л.Н. Заболотской. Вступив в 1924 г. в комсомол, она, будучи студенткой Вятского пединститута, дважды оттуда  исключалась. В 1929 г. за «сокрытие социального происхождения» (однако в том же году ее восстановили в ВЛКСМ), а в 1930 г. за «притупление классовой бдительности» [17. C. 39]. После вторичного исключения ее членство в комсомоле так и не было восстановлено, и, после переезда в Ижевск, Л.Н. Заболотской пришлось эти сведения скрыть при вступлении в кандидаты в члены партии (октябрь 1931 г.).

Однако если в дальнейшем карьера Л.Н. Заболотской сложилась благополучно: в партию ее

приняли, и она продолжила работу на кафедре, то с профессором С.Н. Чеботаревым ситуация обстояла иначе. В характеристике его работы за 1935/1936 учебный год отмечалось, что, несмотря на изобилие фактов, красивое изложение и культуру речи, курс древней и средней истории читается с существенными недостатками: факты даются без детального анализа, делаются совершенно недостаточные

«социалистические обобщения», мало внимания уделяется высказываниям Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина по древнему Востоку и античности [5. Д. 8. Л. 19-19об]. Через год критика в адрес преподавателя усилилась. «Профессор Чеботарев ни взглядов Маркса, ни взглядов Ленина на античное общество не знает», «дает большой фактический материал, но при недостаточной марксистколенинской аргументации», –  говорилось в характеристике. На основании этих замечаний делался вывод: «Профессор Чеботарев, прикрываясь научной работой, просто набивает себе цену и старается поднять свой авторитет перед студентами. В общем, он … случайно получил права преподавания истории древнего мира, поэтому нужно основательно проверить подготовку профессора Чеботарева для ведения данного курса» [5. Д. 8. Л. 52].

Зимой 1937 г. обстановка вокруг фигуры С.Н. Чеботарева накалилась до предела. Профессор

был признан коллективом факультета «последовательным механистом», «троцкистом», «случайным человеком на историческом фронте». Он не мог быть допущен более к чтению курса древней и средней истории, поскольку «вредит своими установками». В итоговом постановлении предписывалось:

«раскритиковать перед студентами более обстоятельно извращения, допущенные профессором Чеботаревым» и «разоблачить профессора Чеботарева в местной и центральной печати» [5. Д. 8. Л. 89-92].

Столь неприязненное отношение к фигуре профессора Чеботарева в среде коллектива пединститута может быть отчасти объяснено его привилегированным положением: УГПИ остро нуждался в квалифицированных специалистах, и С.Н. Чеботарев был в числе немногих, согласившихся приехать в Ижевск. Но среди предъявляемых им условий работы на 1936/1937 учебный год, на которые руководство УГПИ было вынуждено согласиться, была персональная ставка в 1300 рублей [4. Д. 5. Л. 135об] – недостижимая для многих сотрудников пединститута. Для многих это выглядело как стремление «нажиться за счет трудового коллектива» [4. Д. 7. Л. 67].

Чистка рядов в УГПИ потребовала привлечения новых специалистов. В 1937 г. кафедра истории

пополнилась целым рядом сотрудников, преподававших дисциплины всеобщей истории. В октябре были приняты на работу выпускники МИФЛИ, супруги, Маркина Валентина Алексеевна и Маркин Василий Степанович, преподаватели соответственно средней и новой истории [5. Д. 66. Л. 58об]. Зимой того же года в УГПИ по распределению была принята Елена Александровна Миллиор – знаковая для института фигура.

Е.А. Миллиор родилась 9 октября 1900 г. в Екатеринодаре (Краснодар) в семье интеллигенции: отец, Александр Антонович, – инженер, мать, Мария Борисовна, – преподаватель музыки. В 1903 г. семья Миллиор переехала в Баку, где в 1917 г. Елена Александровна с золотой медалью окончила семиклассную гимназию [1. Д. 291. Л. 1-12]. В 1919 г. в Баку открылся Азербайджанский (Бакинский) государственный университет, на историко-филологический факультет которого в тот же год поступила Е.А. Миллиор. Здесь состоялась ее встреча с В.И. Ивановым, в те годы – профессором Бакинского университета, оказавшим значительное влияние на юную Миллиор и ставшим ее духовным наставником, учителем [7. C. 128-130]. Под руководством В.И. Иванова она занималась вопросами греческой истории и культуры, читала античных авторов. На основании источников на греческом языке Миллиор подготовила и в 1926 г. защитила дипломную работу, посвященную культу Эриний.

В 1928 г. Е.А. Миллиор вместе с матерью (отец скончался в Баку в 1915 г.) переехала в Ленинград и в 1934 г. поступила в аспирантуру ЛГУ при кафедре древней истории. Ее научными руководителями стали С.А. Жебелев и С.Я. Лурье. Уже через год, с ноября 1935 г., Миллиор работала внештатным преподавателем истории в пединституте им. А.И. Герцена [2. Д. 1. Л. 3]. Казалось бы, блестящее будущее молодой ученой было обеспечено. Однако в 1937 г., когда Миллиор закончила аспирантуру, вместо того, чтобы оставить ее в качестве преподавателя в Ленинграде, Наркомпрос направил ее в Ижевск, на кафедру истории Удмуртского пединститута. В 1938 г. ею была успешно защищена кандидатская диссертация на тему «Исократ и второй Афинский морской союз». Однако уже в

1939 г. Е.А. Миллиор по семейным обстоятельствам вернулась в Ленинград, где оставалась ее мать,

которой требовался постоянный уход. Замена ей нашлась в лице Абдуллы Низамовича Багаутдинова, выпускника Казанского государственного университета.

Нормализовавшаяся, казалось бы, деятельность кафедры истории (молодые преподаватели были заняты сдачей кандидатского минимума и разработкой тем диссертаций, В.С. Маркин и В.А. Маркина обучались в заочной аспирантуре МИФЛИ) была нарушена в годы Великой Отечественной войны. Однако, несмотря на объективные трудности, стоит отметить и ряд положительных моментов, отмечавшихся в военные годы. Массовая эвакуация населения и предприятий с территории, оккупированной захватчиками, поспособствовала тому, что в 1941–1943 гг. кафедру истории УГПИ возглавлял антиковед и медиевист, академик АН БССР Владимир Николаевич Перцев, выпускник МГУ, прошедший школу семинаров П.Г. Виноградова и Р.Ю. Виппера.

Работавшая с сентября 1939 г. ассистентом факультета истории ЛГУ Е.А. Миллиор в 1941 г. была эвакуирована вместе с матерью из Ленинграда в Сарапул. Здесь она работала в педтехникуме, преподавала русский язык и литературу, но уже с 1 сентября 1943 г. Миллиор снова в УГПИ – преподает древнюю историю.

Курс новой истории читал А.Д. Скаба, впоследствии – академик Украинской АН [17. C. 46]. В годы войны также продолжали работать Л.Н. Заболотская и В.А. Маркина. Однако не только приглашенные или эвакуированные преподаватели составляли основу кафедры – региональный пединститут, дабы снизить зависимость от специалистов, направляемых Наркомпросом, стремился к взращиванию и собственных профессиональных кадров. Так, Оксана Петровна Кийко (Новикова) – сталинская стипендиатка и секретарь комитета ВЛКСМ [5. Д. 81. Л. 171] по окончании института была приглашена на преподавательскую работу.

С окончанием Великой Отечественной войны в составе кафедры (среди преподавателей всеобщей истории) произошли очередные неизбежные изменения. Осенью 1943 г. была возобновлена работа Белорусского государственного университета, куда вернулся В.Н. Перцев, возглавив кафедру истории средних веков [6. C. 294]. Покинула УГПИ и В.А. Маркина, перебравшаяся в 1945 г. в Киевский государственный университет [16. C. 46-47]. Но нельзя сказать, что первые послевоенные годы характеризуются только кадровыми потерями. 20 сентября 1945 г. начал свою работу на кафедре Василий (Вильгельм) Евгеньевич Майер, тогда – выпускник исторического факультета  МГУ и участник Великой Отечественной войны, позднее – крупнейший в СССР специалист по аграрной истории Германии развитого средневековья [18. 216-246].

1946/1947 учебный год в истории УГПИ отметился рядом важных событий, особое место среди которых занимает учреждение кафедры всеобщей истории, которую возглавила Е.А. Миллиор. К сожалению, точной даты этого знаменательного события мы сейчас назвать не можем: подобного приказа в архивах обнаружить не удалось, поэтому датировка нами дается по косвенным документам:

«Отчету о работе Удмуртского государственного пединститута за первое полугодие 1946/1947 учебного года», датированному 13 марта 1947 г., и трудовой книжке Е.А. Миллиор, где есть запись об утверждении ее на должности «и.о. заведующей кафедрой всеобщей истории УГПИ» с 18 марта 1947 г.

Для образования нового структурного подразделения в УГПИ, как представляется, имелись все основания: достаточное количество специалистов для ведения дисциплин всеобщей истории, стремление руководства пединститута к его развитию и, конечно, наличие остепененного специалиста, способного руководить кафедрой. Последний фактор играл немаловажную роль, поскольку многие кафедры УГПИ в то время возглавлялись людьми, не только не имевшими ученой степени, но и вовсе без аспирантского образования!

Высокообразованный специалист, знаток древних языков, прекрасный лектор Е.А. Миллиор

преподавала общие курсы по греческой и римской истории, латынь и специальный курс по истории искусства. В послевоенные годы она работала над докторской диссертацией, которая должны была быть посвящена «революционным движениям в греческом обществе IV в. до н.э.» [5. Д. 147. Л. 67]. В

1950 г. на заседании кафедры истории Греции и Рима ЛГУ была одобрена тема будущей диссертации («Революционное движение в греческом обществе первой половины IV в. до н.э.») как «политически актуальная и имеющая большое научное значение» [2. Д. 3]. Однако эта работа так и не была закончена. Виной тому может служить постоянное ощущение творческого одиночества, которое не оставляло Миллиор в ее «ижевский период»: выпускница ленинградской аспирантуры, состоявшая в переписке со многими интеллектуалами того времени, не могла свыкнуться с жизнью в провинциальном городе, где заниматься античностью было практически невозможно. Сомневалась она и в необходимости ее собственной педагогической деятельности, не будучи уверенной, что в Ижевске история античности вообще могла быть кому-то нужной [3. C. 57].

Непросто складывались отношения Е.А Миллиор с пединститутом в целом. В начале 1950-х она

подверглась критике за пренебрежительное отношение к советской литературе, преподавание латинского языка без должной подготовки, развращение студентов и политическую близорукость [7. C. 134]. В 1951 г. Миллиор перестала заведовать кафедрой всеобщей истории, ее учебная нагрузка перманентно сокращалась. В сентябре 1952 г. она перешла на кафедру немецкого языка, а еще через четыре года – на кафедру литературы. Здесь Миллиор проработала лишь один год, 6 августа 1957 г. она вышла на пенсию. Однако она не порвала окончательно с преподаванием античности: Е.А. Миллиор стала читать лекции по античной культуре в Республиканском музыкальном училище [7. C. 135-136].

В сентябре 1950 г. кафедра всеобщей истории пополнилась новым квалифицированным специалистом – Константином Афанасьевичем Каретниковым, защитившим год спустя кандидатскую диссертацию на тему «Социальные реформы Агиса и Клеомена в древней Спарте». В исследовании доказывалось, что «социальные реформы в Спарте были наиболее ярким выражением острого кризиса рабовладельческого способа производства в древней Греции III в. до н.э.» [15. С. 152]. К.А. Каретников был назначен преподавателем истории древнего мира, а также исполняющим обязанности заведующего кафедрой всеобщей истории. Однако пребывание К.А. Каретникова в УГПИ было весьма скоротечным: наличие некоторых «вредных привычек», которое отмечали и его коллеги по факультету [4. Д. 27. Л. 58], и студенты [4. Д. 27. Л. 76об], вынудило дирекцию пединститута отказаться от его услуг в качестве преподавателя.

После ухода Е.А. Миллиор с поста заведующей кафедрой всеобщей истории и непродолжительного пребывания в этой должности К.А. Каретникова вакантное место в феврале 1952 г. заняла Л.Н. Заболотская, самый опытный на тот момент преподаватель на факультете. В 1953 г. она успешно защитила кандидатскую диссертацию по педагогике на тему «Методика преподавания в восьмом классе средней школы темы “К. Маркс и Ф. Энгельс – возникновение научного коммунизма”» [9], написанную под научным руководством члена-корреспондента АН СССР, профессора А.В. Ефимова. Вслед за этим Л.Н. Заболотская публикует ряд статей в «Ученых записках» УГПИ, основанных на диссертационном исследовании [8; 10]. Через два года, в 1955 г., защитил кандидатскую диссертацию и В.Е. Майер – «Уставы (Weistumer) как источник по изучению положения крестьян Германии в конце XV – начале XVI века» [13]. Исследование было написано под научным руководством профессора МГУ М.М. Смирина.

В начале 1960-х гг. в составе кафедры всеобщей истории происходят серьезные кадровые изменения. Учебная нагрузка (кафедра отвечала за преподавание истории древнего мира, истории средних веков, новой и новейшей истории, истории колониальных стран на историческом факультете, а также ряда дисциплин для языковых факультетов) для трех преподавателей (Л.Н. Заболотской, В.Е. Майера, О.П. Кийко) была совершенно непосильной. Ситуация осложнялась и грядущим отъездом в докторантуру В.Е. Майера, поэтому руководство факультета и кафедры было вынуждено пригласить новых сотрудников.

К тому времени исторический факультет имел за своими плечами уже почти тридцатилетний опыт работы и немалое число выпусков студентов. Поэтому вполне логичным было приглашение в качестве преподавателей бывших студентов УГПИ, «доморощенных» специалистов. Первой из них стала Галина Тимофеевна Кондратьева, начавшая свою научную деятельность в пединституте в 1961 г. вначале как внештатный преподаватель, но в скором времени уже как ассистент [5. Д. 354. Л. 140;

5. Д. 378. Л. 259, 265].

Строго говоря, мы не можем назвать Г.Т. Кондратьеву историком-«всеобщником». Сферой ее научных интересов была археология и, более того, археология Удмуртии. В 1959 г., еще будучи студенткой УГПИ, Г.Т. Кондратьева начала сотрудничество с известным археологом В.Ф. Генингом в рамках работы УАЭ (Уральской археологической экспедиции). После окончания института она стала заведующей фондами республиканского краеведческого музея, а также начала проводить самостоятельные раскопки на р. Чепце [14. C. 51]. Поскольку исторический факультет УГПИ не имел в то время специализированной кафедры археологии, свое «пристанище» Г.Т. Кондратьева нашла на кафедре всеобщей истории, где ей поручено было вести занятия по истории древнего мира.

В августе 1962 г. начал свою работу на историческом факультете УГПИ Леонид Алексеевич

Соковиков [5. Д. 407a. Л. 26, 41], так же, как и Г.Т. Кондратьева, «свой» выпускник. Он читал курс средних веков в 1962–1964 гг., когда В.Е. Майер был в докторантуре. В качестве темы будущей кандидатской работы Л.А. Соковиков выбрал «Положение крестьянства Мекленбурга перед и во время Тридцатилетней войны»; научным руководителем должен был выступать Василий Евгеньевич Майер. Очевидно, что разработка такой специфической проблемы была невозможна без уверенного знания немецкого языка, однако кандидатский экзамен, сданный на «удовлетворительно» и отказ от систематических занятий с В.Е. Майером по изучению языка, побудили Л.А. Соковикова отойти от выбранной первоначально темы и заняться разработкой проблем, связанных с ролью Советов в социалистическом строительстве в УАССР в 1929-1937 гг. [5. Д. 456н. Л. 19]. В 1963 г. на кафедру всеобщей истории был приглашен еще один недавний выпускник – Николай Иванович Санников, в ведение которого был отдан курс «История колониальных стран». Необходимо отметить, что среди молодых  специалистов,  приглашенных  на  кафедру  в  первой  половине  1960-х  гг.,  именно  фигура Н.И. Санникова оказалась наиболее значимой для исторического факультета УГПИ-УдГУ. Пройдя путь от старшего преподавателя до профессора и декана исторического факультета, Николай Иванович и по сей день посвящает себя научной и педагогической деятельности, возглавляет кафедру новой и новейшей истории и международных отношений УдГУ.

1 июля 1964 г. Любовь Николаевна Заболотская вышла на пенсию – новым главой кафедры стал Василий Евгеньевич Майер. Несмотря на то что Л.Н. Заболотская возглавляла кафедру относительно непродолжительное время, она оставила глубокий след в ее истории. В своей деятельности она первоочередное внимание уделяла педагогической составляющей, а не сугубо научной. Этому была подчинена и учебная, и внеучебная работа кафедры. Скудный численный состав кафедры в

1950-е  гг.  не  сказывался  негативно  на  ее  работе:  на  высоком  уровне  велась  преподавательская

деятельность, были подготовлены и защищены две кандидатские диссертации, налажена тесная связь со школами Ижевска и районов Удмуртии. Совершенно оправдана была политика Л.Н. Заболотской по приглашению новых молодых специалистов на кафедру в начале 1960-х гг. С одной стороны, этого  требовало  увеличение  учебной  нагрузки  за  счет  введения  учебных  дисциплин,  с  другой стороны, молодые преподаватели вносили свежую струю в научную деятельность, разрабатывали новые темы, не поднимавшиеся ранее в УГПИ.

Что касается более ранних периодов истории кафедры, когда заведующими были Е.А. Миллиор

и К.А. Каретников, то, как кажется, мы не можем говорить о какой-либо четкой позиции в годы их руководства. Несмотря на то что именно Елена Александровна Миллиор была первым заведующим кафедрой всеобщей истории, свое внимание она уделяла в большей степени собственной научной работе, но не в целом развитию структурного подразделения. Что касается К.А. Каретникова, то исполняющим обязанности заведующего он был крайне непродолжительное время, поэтому говорить о какой-то определенной линии руководства не представляется возможным.

Таким образом, первый период в истории кафедры всеобщей истории (до 1964 г.) выделяется

своей педагогической ориентацией: сотрудники были сосредоточены на разработке проблем преподавания истории в школе и подготовке скорее специалистов-учителей, чем исследователей. В этом же ключе, в основном, велась и научная деятельность. Складывание полноценных научных направлений и школ может быть отнесено уже к новому этапу в развитии кафедры, когда ее заведующим стал Василий Евгеньевич Майер.

 

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

 

1.    Архив Удмуртского государственного университета. Оп. 2в.

2.    Национальный музей Удмуртской Республики (НМУР). Ф. Р-178. Оп. 1.

3.    Письмо А.И. Доватура к Е.А. Миллиор // Вестн. Удм. ун-та. Спец. выпуск. Ижевск, 1995.

4.    Центр документации новейшей истории Удмуртской Республики (ЦДНИ УР). Ф. 176. Оп. 1.

5.    Центральный государственный архив Удмуртской Республики (ЦГА УР). Ф. 1282. Оп. 2.

6.    Евтухов И.О. Кафедра истории средних веков (По материалам архивов) // Працы гiстарычнага факультэта

БДУ: навук. зб. Мiнск: БДУ, 2008. Вып. 3.

7.    Ермакова Л.Л. Елена Александровна Миллиор: штрихи к портрету // Историк и его дело. Ижевск, 2010. Вып. 8.

8.         Заболотская Л.Н. Изучение биографии К. Маркса и Ф. Энгельса в 8 классе средней школы // Ученые записки. Ижевск, 1956. Вып. 9.

9.    Заболотская Л.Н. Методика преподавания в восьмом классе средней школы темы «К. Маркс и Ф. Энгельс

– возникновение научного коммунизма»: автореф. дис. … канд. пед. наук. Ижевск, 1953.

10.  Заболотская Л.Н. Подготовка учащихся 8 класса средней школы к изучению темы «Возникновение научного коммунизма. К. Маркс и Ф. Энгельс» // Ученые записки. Ижевск, 1956. Вып. 10.

11.  Историческая наука в УГПИ-УдГУ. Историографические очерки. Ижевск, 2007.

12.  Костицына Т.П. Я твой, Революция. Ижевск, 1991.

13.  Майер В.Е. Уставы (Weistumer) как источник по изучению положения крестьян Германии в конце XV –

начале XVI века: автореф. дис. … канд. ист. наук. Ижевск, 1955.

14.  Мельникова О.М. Научная археологическая школа Р.Д. Голдиной в Удмуртском государственном университете. Ижевск, 2006.

15.  П.С. В институте истории Академии Наук СССР // Вопр. истории. 1951. № 8.

16.  Пономаренко Л. Вчений i педагог – Валентина Олексiiвна Маркiна // Вiсник Киiвського нацiонального унiверситету iменi Тараса Шевченка. 2011. Вып. 106.

17.  Пузанов В.В., Верижникова И.В. История Удмуртского государственного университета. Краткие очерки.

1931-2001. Ижевск, 2001.

18.  Шишкина Н.Г. Василий Евгеньевич Майер: историк и его дело // Средние века. М., 2006. Вып. 67.

 

Поступила в редакцию 10.12.12

 

A.L. Turkevich

Department of General History in UdSPI-UdSU: first steps, establishing and evolution

 

The article is devoted to the process of the organization of the Department of General History in UdSPI and the pedagogical and scientific activities of its members in the years of 1931-1964. The activity of the first heads of the department (E.A. Millior, K.A. Karetnikov, L.N. Zabolotskaya) and their contribution to its progress are analyzed. The history of the department is researched on a number of new archive documents.

 

Keywords:  general  history,  department,  UdSPI,  ancient  and  medieval  history,  scientific  interests,  E.A.  Millior, L.N. Zabolotskaya.

 

Туркевич Андрей Львович, аспирант

ФГБОУ ВПО «Удмуртский государственный университет»

426034, Россия, г. Ижевск, ул. Университетская, 1 (корп. 4) E-mail:

 

Turkevich A.L., postgraduate student

Udmurt State University

426034, Russia, Izhevsk, Universitetskaya st., 1/4

 

Письма в редакцию

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 |