Учебник: Введение в интерлингвокультурологию

Преодоление культурной непереводимости при внутреннем переводе

 

Проблему       культурной    непереводимости      прекрасно      описал

Х.Л. Борхес в рассказе «Поиски Аверроэса», в котором повествуется о

«подвиге врача-араба, посвятившего себя мыслям человека, от которого его отделяли четырнадцать веков», а именно о предпринятой Аверроэсом попытке комментированного перевода трудов Аристотеля. Успешному завершению дела помешали два неясных ученому арабу слова – трагедия

и  комедия.  Самым  простым  решением  было  опустить  сомнительные

слова, но эту мысль герой отверг ввиду их частотности и видимой важности. Перевод без них уже не был бы переводом «Поэтики» Аристотеля. А значит, прежде всего, необходимо было уяснить значение указанных слов. В поисках решения Аверроэс обращался и к имеющейся в его распоряжении справочной литературе, и к знающим людям, но «никто в  областях  ислама  не  мог  догадаться,  что  они  означают».  Вокруг Аверроэса полно подсказок – играющие во дворе дети, изображающие муэдзина, минарет и верующих, рассказ путешественника о театре, виденном им в Китае. Но герой Борхеса не в состоянии соотнести эти явления со спорными словами, т.к. в его картине мира нет соответствующих им понятий, концептов. Таким образом, проблема культурной непереводимости упирается в проблему концептуализации инокультурных явлений, которые необходимо описать средствами внешнего для данной культуры языка.

 

Концептуализация вводимых ксенонимов

Проблема концептуализации касается не только реалий в узком смысле слова, т.е. уникальных явлений описываемой культуры, для которых, по определению, отсутствуют наименования в иных языках. Доказательством тому служат сложившиеся в практике англоязычного описания русской культуры гомогенные бинары типа militsiya/ militia. Вместо имеющегося в распоряжении слова вводится «локалоид», т.е. иноязычный вариант гомогенного бинара, локалоид, вариант отличающийся остраненной графической формой, указывающей на его чужеродность языку описания. Особенно показательно употребление локалоида biznesmen, являющегося реанглизацией ассимилированного русским  языком  заимствования  из  английского  языка,  приобретшего своеобразные  семантические  черты,  отражающие  экономическую практику в стране. Факт семантического развития, ассимиляции слова делает  его  неэквивалентным  исходному  businessman,  что  и подчеркивается при внутреннем переводе выбором транскрибирующей орфографии.

Из приведенного примера явствует еще один важный вывод: выбор формы заимствуемого ксенонима парадоксальным образом участвует в концептуализации и затрудняет ее. С одной стороны, устанавливается некоторая логическая связь: инокодовость = инокультурность, оправдывающая выбор максимально близкой к исходной форме фиксации ксенонима  (трансплантация  или  транскрипция).  Чужеродная, непрозрачная форма ксенонима указывает на инокультурный статус обозначаемого им концепта. В контексте межкультурной коммуникации, иноязычного описания внешней культуры это, несомненно, очень существенная информация, утрата которой может привести к значительному искажению сообщения. В то же время непрозрачность формы накладывает и очевидные ограничения на дальнейшую, более точную концептуализацию, обусловливая необходимость комплекса средств, служащих осмыслению нового ксенонима.

Несколько большей семантической прозрачностью характеризуется ксеноним-калька (Old Believer, War Communism). Однако данный способ заимствования также неидеален с точки зрения точной концептуализации, т.к. может привести к омонимии. Калькированный ксеноним может совпасть по форме с полионимом или идионимом английского языка. В частности, англ. work book привычно для англоязычного сообщества означает  приложение  к  учебнику  с  заданиями  для  самостоятельной работы, но в АЯМО (РК) это слово имеет омоним со значением трудовая книжка. Не исключена и возможность совпадения различных русскоязычных идионимов в одном ксенониме. Так, ксеноним Octobrist может соотноситься как с членом советской молодёжной организации октябрят, так и с членом дореволюционной партии октябристов.

Наиболее полная, хотя при этом не обязательно исчерпывающая, концептуализация  дается  словарем  The  Dictionary  of  Russia  (Кабакчи

2002), комбинирующим следующие способы введения и осмысления ксенонимов:

базовый англоязычный вариант написания (в случае несовпадения его с транслитерированным вариантом, указывается и последний);

исходный русский идионим; цифровое указание на общеизвестный (базовый) или специальный характер ксенонима; указание сферы употребления (historical); дефиниция, заимствованная из авторитетного словаря или составленная автором на основе имеющейся базы данных;

(если имеются) альтернативные варианты перевода, под которыми адресат может знать вводимый концепт; иллюстрация употребления (фрагмент аутентичного текста);

ссылка на прилагаемую к словарю справочную информацию, поясняющую особенности употребления некоторых групп ксенонимоврусизмов.

Разумеется, указанное выше различие между лексикографическим и традиционным переводом остается актуальным и для внутреннего перевода: путь словаря неприменим в живой коммуникативной практике, в которой говорящие стремятся к максимально компактному описанию безгранично сложных референтов, вынужденно ограничивая его набором черт, минимально достаточным для безошибочной идентификации референта адресатом. Для специалиста, возможно, будет достаточно и непрозрачной заимствуемой формы, которую, в случае надобности, он сможет найти в словаре и уточнить правильность своего понимания. Однако большинство текстов стремятся выйти за рамки узкой группы специалистов, дублируя непрозрачные наименования другими способами внутреннего перевода. Обычной стратегией является дополнение номинации ближайшим аналогом концепта в языке писания (musketeer = strelets, artilleryman = pushkar’), в результате чего одна номинация указывает на инокультурный характер концепта, другая же служит для общего, пусть и лишь приблизительного, его осмысления.

Уточненная концептуализация может быть достигнута при введении серии аналогов: Those were the days of the skomorokhi, wandering minstrels and court buffoons, who appear in many Russian operas (Fodor 1989).

Еще более выигрывает в точности описательный перевод, при котором

автор не прибегает к адаптирующим, т.е. облегчающим концептуализацию, но уводящим ее при этом в сторону, аналогиям, но вводит в текст своеобразную краткую дефиницию вводимого инокультурного концепта: The balalaika, the triangular stringed instrument now so popular

(Fodor's 89).

Таким образом достигается разной степени прозрачность при сохранении точности и обратимости наименования.

Возможны, разумеется, и другие комплексные стратегии концептуализации ксенонима:

«Blat isn’t really corruption», an actress contended, «it’s just ty mne ya tebe (you for me and me for you). In other words, I’ll scratch your back and you scratch mine!» (Smith: 116).

 

 

 
Ксеноним blat вводится методом транскрипции, что делает его непрозрачным для адресата. Т.е. форма заимствуемого слова лишь минимально участвует в первичной концептуализации, давая только указание на инокультурный статус концепта. Дальнейшие шаги автора подкрепляют этот существенный слот с помощью транскрибируемого инокультурного фразеологизма, наиболее полно раскрывающего значение вводимого концепта. Третий шаг ставит своей целью прояснить значение фразеологизма и опосредованно введенного ранее концепта путем фразеологической     кальки     (дословного     перевода     фразеологизма). И наконец,  последним  штрихом  является  соотнесение  инокультурного фразеологизма с фразеологизмом-аналогом языка описания.

Таким  образом,  можно  констатировать  наличие  сформированного

репертуара  средств  концептуализации  вводимых  при  внутреннем переводе ксенонимов, выбор же конкретной стратегии зависит от прагматических факторов, речь о которых пойдет ниже.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 |