Учебник: Введение в интерлингвокультурологию

Неуверенная ксенонимическая обратимость

 

Порою попытка установления идионима-прототипа становится весьма затруднительной:

In her teens during the war Pakhmutova used to play accordion in hospitals (MNews, 1985, No.31).

Здесь   трудно            сказать,           на        каком  конкретно      инструменте  играла

маленькая Саша Пахмутова: на баяне, гармони или аккордионе. Можно лишь  предположить,  что,  скорее  всего,  это  был  баян.  Налицо  случай «неуверенной обратимости».

Неуверенная ксенонимическая обратимость существует тогда, когда языковая единица, называющая элемент внешней культуры, не позволяет, даже с помощью контекста, с полной уверенностью установить идионим-прототип.

В таких случаях мы вынуждены ограничиваться предположениями

типа «может быть», «скорее всего». Еще один пример:

[Roi]    Medvedev       then     worked            as         a          secondary-school administrator… (EncBr).

 

Описательный оборот «a secondary-school administrator» не позволяет нам определить, какую должность Рой Медведев занимал в школе: возможно, он был завучем. Перед нами типичный случай неуверенной обратимости. Можно, конечно, разыскать его подробную биографию и выяснить точное наименование должности, но в этом случае уже следует вести речь об опосредованной обратимости.

В тех случаях, когда ксенонимическая номинация может создать двусмысленность понимания текста, ее обычно заменяют. В частности, до революции 1917 года белорусов в англоязычных текстах называли White

Russians. Появление «белых» во время революции сделало этот вариант

двусмысленным, поскольку читателю было неясно, о чем идет речь: о белых   или   о   белорусах.   В   результате   белорусов   стали   обозначать несколько ассимилированным заимствованием Byelorussians, а после обретения страной независимости – Belarusians.

Следует добавить, что правильное прочтение текста нередко требует определенной подготовки. Например, в предложении «…Alexandra became a boarder in the Catherine Institute for daughters of the nobility. (Binyon 2002:

292)» адресату, знакомому с русской культурой и соответствующей англоязычной  ксенонимией,  очевидно,  что  «the  Catherine  Institute  for daughters of the nobility» это «Смольный институт благородных девиц». Между тем неподготовленный читатель поймет лишь приблизительно, о

каком учебном заведении идет речь.

Теперь перейдем к рассмотрению различных способов образования ксенонимов, оценивая их с точки зрения обеспечения точности и доступности номинации, включая ее ксенонимическую обратимости.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 |