Учебник: Введение в интерлингвокультурологию

Ложные друзья переводчика (лдп)

 

Если внимательно изучить перечень интернационализмов, которые перечисляет R. Daglish в приведенном выше отрывке, показывая, насколько они облегчают жизнь иностранцам в России (airport, baggage, guide, taxi, restaurant, buffet), нетрудно заметить, что пара «буфет»/buffet далеко не идеальна в своей эквивалентности: английское слово обозначает, как и в русском языке, место, где можно перекусить, но преимущественно на железнодорожной станции. То есть фактически мы здесь сталкиваемся с одним из представителей той группы лексики, которую принято называть

*«ложными друзьями переводчика», ЛДП (калька с французского словосочетания   faux   amis),   т.е.   интернациональные   слова,   которые, совпадая в рамках двуязычия по форме, различаются своим значением (ср.:

«магазин» и magazine, «декада» и decade, «новелла» и novel).

Интернациональная лексика, бесспорно, значительно упрощает межкультурную  коммуникацию,  в  полной  мере  отвечая  принципу языковой экономии. Гомогенные бинары (в традиционной отечественной терминологии – интернационализмы) «массово и регулярно отождествляются»  двуязычными  словарями  (Интернациональные элементы 1980: 47). К сожалению, подобные бинары, соотносясь формально, далеко не всегда совпадают по своему значению: «Собственно интернациональные   слова,   полностью   совпадающие   по    значению, встречаются сравнительно не часто» (Комиссаров, Рецкер, Тархов 1960:

89). Попав в язык из другого языка, заимствование начинает свою самостоятельную жизнь, и связанное с ним значение может существенно разойтись  со  значением  исходного  слова  (этимона).  Так  возникают ложные друзья переводчика.

Повышенный интерес к этому лексическому явлению наблюдался в

1960-х   гг.   и   в   СССР   был   связан   в   первую   очередь   с   работами В.В. Акуленко.  В  частности,  можно  назвать  Англо-русский  и  русскоанглийский  словарь  «ложных  друзей  переводчика»,  созданный  под  его руководством в 1969 году, куда вошла и его статья о ЛДП. Сфера ЛДП достаточно обширна. В частности, В.В. Акуленко пишет о существовании в англо-русскоязычной контактной паре языков нескольких тысяч ЛДП, прежде   всего   в   рамках   имени   существительного,   прилагательного, наречия и глагола.

К ЛДП вернулись в самое последнее время в связи с небывалым масштабом изучения английского языка в качестве второго или иностранного, что неизбежно сталкивает изучающих язык и с проблемой ЛДП. Их уже стали включать в учебные словари, например, Cambridge International Dictionary of English. ЛДП встречаются и в практике АЯМО (РК). Рассмотрим несколько характерных примеров.

The academic Musin, who was set to be his thesis adviser, says the subject was German corporate law (Jack 2005: 66).

Для современного английского языка более характерно использование слова academician. В этом предложении явно ощущается

«давление формы». Ср.: academic: a teacher or scholar in a university or institute of higher education (OEED).

К ЛДП следует отнести и межъязыковую пару «академический» и

«academic». «Академический» в современной русской культуре это прилагательное, используемое в качестве почетного титула творческих коллективов и исполнителей. Для слова «academic» такое значение не характерно: academic 1.a. scholarly; to do with learning. b. of or relating to a scholarly institution (academic dress). 2. abstract; theoretical; not of practical relevance. 3. Art conventional, over-formal (OEED).

Между  тем  в  АЯМО  (РК)  это  английское  прилагательное наполняется «русскокультурным» содержанием:

Outstanding among present-day choral ensembles are the Academic Russian Choir ... and the Academic Kapella and the Kapella Boys' Choir in St Petersburg (CamEnc 1994: 260-61).

Показательно, что в словаре В. Crowe советской культурной терминологии мы находим множество  слов, которые должны были бы причисляться к ЛДП и, следовательно, избегаться в общении, но которые, тем не менее, употребляются в практике межкультурного общения, подвергаясь переосмыслению: aspirant, brigade, cadre, gastronom, lecturer, и множество других. Очевидно, что «естественный отбор» языковых единиц идёт в соответствии с законами, которые необходимо установить. Фактически при переориентации этих слов в область русской культуры   происходит   их   переосмысление,   их   настройка   на   «волну русской культуры»:

The Russian «romance», the lyrical sentimental or passionate song, also developed with Glinka… (Fodor 1989: 111) ◊  The romance that Nabokov heard his uncle sing… (Field 1986: 37).

Чтобы показать, что слово употреблено в необычном значении, его обычно выделяют кавычками, которые и выполняют функцию маркерасигнала изменения значения слова:

[Her  father]  had  been  arrested  during  the  Stalinist  purges  and

«liquidated», as the Soviets say (Smith 1991: 124).

 

Локалоиды

 

Изучение  английского  языка  в  его  вторичной  культурной ориентации на материале АЯМО (РК) показывает появление новых тенденций в использовании ЛДП. В частности, в практике описания иноязычной культуры изредка прибегают к языковому приему, который еще мало изучен в лингвистике по той причине, что при переводе художественного произведения он неприемлем и практически не используется:

[He] calls himself a "fermer" – borrowing from English to convey the novel and alien concept of owning farmland and working it yourself (SPbTimes 14.05.1996).

Как видим, в текст вводится транслитерированный вариант легко узнаваемого     английского     слова.     Будем     такие     слова     называть «локалоидами».

Локалоидами будем называть интеронимы, вводимые в текст в их иноязычной графике. Сделаем оговорку, что в случае АЯМО (РК) локалоид,  как  правило,  приводится  в  транслитерции.  Иными  словами, имеются в виду не university, а universitet, не taxi, а taksi, не businessman, а biznesmen, не hooligan, а khuligan:

A Russian «kafe» is not a café in our sense of the word, but rather a type of caféteria or snack bar (Baedeker: 157).

Now the crime Lenin called speculation was known as biznes…

(Meier 2004: 67).

К локалоидам часто прибегают западные авторы, чтобы показать, насколько русский язык насыщен англицизмами (они используют термин Russlish):

 

Demokratiya, konstitutsiya, parlament and Prezident are all foreign additions to the Russian vocabulary (Time 27.05.1996).

Введение  в  текст  локалоида,  фактически  заимствования, обеспечивает уверенную обратимость «малой кровью», поскольку используется семантически и графически прозрачная языковая единица, механически   ассоциируемая   с   соответствующей   интернациональной

единицей языка описания, например:

Mention should also be made of the newspaper Argumenty i fakty, which,  as  its  title  implies,  specializes  in  supplying  its  readers  with concrete information... (CamEnc 1994: 241).

Как  видим,  автор  признает  прозрачность  заимствованного ксенонима («as its title implies»). Введение в текст локалоидов позволяет решить несколько задач. Во-первых, локалоиды позволяют доступно разграничить значения формально соотносимых культуронимов:

Demokratizatsiya – another troublesome word because it does not mean the same thing as its English equivalent – democratization (Canadian Tribune 29.02.1988).

Как  видим  из  приводимого  примера,  автор  сам  отмечает расхождение  значения  русизма  (Demokratizatsiya)  и  соответствующего

англоязычного интерполионима-коррелята (democratization): «it does not mean the same thing as its English equivalent».

Во-вторых, локалоиды удобны для нейтрализации двусмысленности

ЛДП, в частности, расхождение значений слов «anecdote» (занимательная история, обычно из жизни замечательных людей) и «анекдот». Ср.:

(1) The princes were brought up in the court at Baghdad and educated in the Qur'an (the holy book of Islam), poetry, music, anecdotes about the Prophet Muhammad, early Islamic history, and current legal practice (EncBr).

(2) Nikita Khrushchev and Leonid Brezhnev were the butt of many popular jokes – referred to by Russians as anekdoty (SPbTimes 24.03.2000).

Первый пример хорошо показывает неприемлемость русского значения  для  англоязычного  текста.  Именно  поэтому  автор  второго

примера вводит в описание русской культуры «локалоид» anekdoty.

Наконец,        локалоиды     могут  использоваться          и          в качестве ксенонимической привязки:

Students completing the required curriculum, a diploma project and state examinations receive a diploma (diplom)... (Rosen 1971: 92).

The term, apparatus (apparat) is applied to these full-time Party functionaries (CamEnc 1982: 300).

В тех случаях, когда в транслитерации русизм совпадает с соответствующим англоязычным словом, можно использовать курсив:

[Sakharov] is an inward man, a Russian intelligent, an intellectual through and through (Smith 1976: 534).

В отличие от приведенного выше примера, в данном предложении ложные друзья переводчика (ЛДП) «интеллигент» и «intelligent» разграничиваются графически. Аналогичен и следующий пример, в котором  идионим  «клуб»  транслитерируется,  и  это  позволяет  автору

указать на специфику значения русизма:

The term klub can cover anything from an art house café with a spot of live music to a dance warehouse, or a fancy nightclub with a restaurant and casino (Richardson 2005: 351).

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 |