Учебник: Введение в интерлингвокультурологию

Реальное и буквальное значение ксенонимов-калек

 

При использовании ксенонимических калек следует учитывать соотношение   реального   (ксенонимического)   значения   кальки   и   ее буквального значения (literal meaning). В первом случае речь идет о значении идионима-прототипа, которое (в идеальном случае) должно переноситься на образованный посредством калькирования ксеноним. Во втором случае мы имеем дело с механическим сложением значений морфем, из которых складывается лексическая калька.

На   эту   особенность   калек   указывали   специалисты   в   области перевода: «…калькирование не всегда раскрывает для читателя, незнакомого с иностранным языком, значение переводимого слова или словосочетания. Причина этого в том, что сложные и составные слова и устойчивые словосочетания, при переводе которых калькирование используется, чаще всего, нередко имеют значение, не равное сумме значений их компонентов…» (Бархударов 1975: 99). При этом искажение первоначального  значения  чаще  всего  наблюдается  в  случае калькирования идиоматики. Примером может служить название фильма Э. Рязанова «Ирония судьбы, или С легким паром». Пояснение идиоматической части этого названия можно дать только с помощью целого абзаца. Калька этого названия производит странное впечатление на иностранцев:

«Ironiya sudby, ili s Lyogkim Parom,» or The Irony of Fate, or

Light  Steam,  follows  a  Muscovite  who  drinks  too  much…  (MTimes

25.12.1997).

Следует учитывать, что иностранцы в своем стремлении понять незнакомый им ксеноним, как правило, толкуют кальку именно в её буквальном значении. Поэтому интересны свидетельства самих иностранцев о буквальном значении некоторых ксенонимов-калек:

Of course, I haven’t told you about the Park of Culture and Rest –

awful name, isn’t it, but it’s one of the places we like best (Miller 1958:

67).

...local  Palaces  of  Culture,  as  Russians  pompously  call  their community centers (Smith 1976: 219).

 

Поскольку неосвоенные кальки – это непривычные читателю языковые образования, совмещающие ксенонимическое значение с буквальным, они также нуждаются в специальном пояснении, по крайней мере при первичном введении их в текст:

Landscape was among the most popular themes introduced by the Peredvizhniki,  or  ‘Wanderers’,  as  members  of  the  Association  were called (CamEnc 1982: 168).

Характерно, что довольно часто слово ‘literally’ становится частью пояснения значения:

Lobnoye  mesto.  The  name  of  the  strange,  round,  white-stone

platform in front of St. Basil’s Cathedral literally means «place of the forehead»… (Fodor 1999: 25).

Вместо слова literally могут использоваться кавычки:

Near Preobrazhenskoye there was a nemetskaya sloboda ("German colony") where foreigners were allowed to reside (EncBr).

В 1990 году американский журналист H. Smith, восхищенный перестройкой   и  гласностью   в   ранее   закрытом   советском   обществе, написал книгу The New Russians, вкладывая в заглавие только положительный смысл. В то время это было свободное словосочетание. Не   прошло   и   десяти   лет,   как   в   постсоветской   России   возникло ироническое идионимическое словосочетание «новые русские»:

Most of these «New Russians» elite, by all accounts, acquired their money and influence by questionable means in the privatization carveup… (SPbTimes 27.12.1996).

В результате заглавие этой книги стало двусмысленным.

 

Гибридные ксенонимы

 

Нередко в практике иноязычного описания культуры при образовании ксенонимов прибегают к языковым единицам смешанного типа: идионим-прототип частично заимствуется, а частично переводится. В результате возникает *гибридный ксеноним, то есть сочетание заимствованного элемента с переводным:

«Большой театр» → Bolshoi Theater ◊ «котлета по-киевски» →

Kiev cutlet / chicken Kiev ◊

Подобные образования – это своеобразный симбиоз двух компонентов, каждый из которых выполняет важную коммуникативную функцию: заимствование выступает в качестве гаранта обратимости, в то время как переводной компонент облегчает понимание ксенонима, его запоминание и воспроизведение.

Гибридные образования неоднородны по своей структуре. Одну группу гибридных ксенонимов образуют так называемые *«полукальки»: часть идионима-прототипа заимствуется, другая – калькируется. Это хорошо видно на примере ксенонимов «третьих культур»:

Bastille Day: July 14, a national holiday of the French Republic, commemorating the fall of the Bastille in 1789 (RHD);

Third Reich: Germany during the Nazi regime 1933-45 (RHD);

Tiananmen Square: a vast open square in central Beijing (RHD).

Характерны случаи параллелизма при образовании ксенонимов в разных языках (ксенонимы-корреляты вторичной корреляции): «Третий Рейх» – в русском языке, Third Reich – в английском языке.

Примерами    полукалек      русских          идионимов     могут  служить:         beef

Stroganov, Bolshevik Revolution, Stanislavsky method, Soviet Union.

К         гибридам-полукалькам        следует           отнести           и          ксенонимы     типа:

«раскулачивание → dekulakization»; «отказник → refusenik». В таких ксенонимах наблюдается сочетание русских и английских морфем: starchestvo («staretsism») (EncBr).

Переводная часть гибридных ксенонимов, однако, может и не иметь характер кальки. В частности, гибридный ксеноним chicken Kiev, следует скорее  рассматривать  как  попытку  описательной  передачи русскоязычного кулинарного термина «котлета по-киевски» с включением в ксеноним заимствованного элемента. Поскольку в русском прототипе слово «куриный» отсутствует, полукалькой данный ксеноним признать нельзя. Полукалькой, скорее, следует считать другой вариант передачи данного  идионима:  Kiev  cutlet,  который  также  встречается  в  текстах АЯМО (РК):

I thought I'd try a cutlet Kiev with a cucumber garnish on the side... (Gray 1990: 85).

 

*Модель «matryoshka doll»

 

Разновидностью гибридных ксенонимических образований следует считать ксенонимы такого типа, как стиль ретро, сыр рокфор, суп харчо. В этом случае на помощь заимствуемому компоненту приходит ближайший по значению родовой полионим («гипероним»). Результатом становится  наименование-симбиоз:  заимствуемый  компонент обеспечивает обратимость, а сопровождающий его англоязычный полионим облегчает запоминание, понимание и воспроизведение ксенонима. Например:

This process was closely linked with the increase in the number of

pomest’e estates (land granted in return for military service)… (CamEnc

1994: 80).

Полионим, переводная часть такого гибридного ксенонима, в образованиях     этого     типа     служит     своеобразным     семантическим «костылём», потребность в котором отпадает, как только заимствование становится доступным и без этого пояснения. Специалисты в области теории художественного перевода пишут о продуктивности этого способа (Влахов, Флорин 1986: 93-94). Встречаются такие образования и в англоязычном описании русской культуры:

[We] watched a strong-armed farm woman kneading dough for the traditional kulich Easter cake (Smith 1976: 525).

…the Hermitage Museum, a compulsory stop on any itinerary for foreign statesman… (Jack 2005: 72).

Они  оказываются  достаточно  удобными,  особенно  в  популярных текстах:

the lubok woodcuts (Figes 2003: 271) ◊ a knout whip (Figes 2003:

199-200) ◊ streltsy musketeers (Figes 2003: 186) ◊ a non-filter papirosa

cigarette          (SPbTimes       25.05.2001)     ◊          shchi    cabbage           soup     (SPbTimes

22.09.2000)  ◊  solyanka  soup  (Smith  1976:  409)  ◊  oblepikha  berries

(Griffin: 73) ◊ producty store (SPTimes 16.05.2003).

Характерно, что в языке-источнике надобности в пояснительном компоненте, как правило, нет, поскольку здесь он представляется избыточным.

Следует отметить возможную вариативность последовательности компонентов в модели этого типа, поскольку заимствование может выступать и в качестве определяемого слова, и в качестве определения. Ср.:

kulich Easter cake = Easter cake kulich

Причем оба варианта – это разновидность введения в текст заимствования в целях обеспечения обратимости:

kulich (Easter cake) = Easter cake (kulich).

С точки зрения стилистики данная модель, независимо от порядка следования компонентов, менее формальна, нежели просто введение в текст  заимствования,  а  из  последних  двух  вариантов  второй представляется наиболее формальным.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 |