Учебник: Введение в интерлингвокультурологию

Способы ксенонимической номинации и традиционный перевод

 

В заключение обзора способов ксенонимической номинации интересно сравнить практику оригинального иноязычного описания культуры с опытом перевода художественного текста. Сопоставление показывает, что в принципе способы наименования специфических элементов культуры совпадают: «…нужно констатировать, что приемы перевода терминов и реалий одни и те же. Грубо их можно подразделить на   четыре   категории:   1.   беспереводное   заимствование,   2.   калька,

3. трансформационный перевод, 4. описательный перевод (интерпретация)» (Бархударов, Рецкер 1968: 97).

Вместе  с  тем  предпочтения,  оказываемые  ЯМО  различным способам, а главное – то, как они реализуются непосредственно в тексте, существенно расходятся.

Базовым  способом  образования  ксенонимов  является заимствование, и даже если оно не является в конкретном случае основным наименованием, оно потенциально может быть включено в текст   в   качестве   гаранта   обратимости.   Ксеноним-заимствование всегда может найти себе место в тексте, если этого потребует коммуникативная ситуация, по крайней мере в качестве вспомогательной номинации, обеспечивающей уверенную обратимость. В случае АЯМО (РК) обычно используется заимствование-транслитерат.

Между   тем   классики   теории   перевода   более   чем   сдержанно относятся  к  заимствованиям  («транслитерациям»),  полагая,  что  этот способ  «разумеется,  имеет  ограниченное  применение»  (Катцер,  Кунин 1964: 89), что желательно «уменьшить до возможного минимума паразитический      иноязычный      элемент»      (Флорин      1971:      331). А.А. Реформатский   отводил   подобной   лексике   скромную   функцию создания «местного колорита» (Реформатский 1967: 137-138).

По мнению М.М. Морозова, «опасно перегружать перевод малопонятными     английскому     читателю     словами,     требующими специальных пояснений: ведь мы должны сделать наш перевод максимально    доходчивым    до    английского    читателя»    (Морозов 1956:17).

«Если переводчик станет каждый местный предмет называть его местным именем, текст перевода может оказаться до такой степени загроможденным иноязычными словами, что читатель окончательно запутается  в  них.  Поэтому  реалии  более  нейтральные  или  же поставленные автором, так сказать, на второй план, следовало бы не транскрибировать,   а   подыскивать   для   их   передачи   другой   способ» (Флорин 1967: 320)

Аналогично: «Нельзя признать эквивалентами насаждаемые некоторыми зарубежными корреспондентами наших газет иноязычные заимствования путем транскрибирования английских слов. Массовому читателю они непонятны» (Рецкер 1974: 12).

Мнение          лингвистов    не        изменилось    и          в          начале XXI    века: «…чрезмерное увлечение транскрибированием иноязычных слов, называющих реалии, а не так уж редко принимаемых за них, не только не способствует созданию национального колорита, а, наоборот, уничтожает его, загромождая повествование и заставляя читателя спотыкаться на каждом шагу о ненужные экзотизмы» (Виноградов 2001: 117).

Резко  негативно  теория  художественного  перевода  относится  и  к

калькам:  «худшего  врага  у  перевода,  чем  калька,  нет»  (Реформатский 1967: 19). «К калькированию и описательному переводу следует прибегать только в отдельных случаях, пользуясь этим методом с большой осторожностью» (Катцер, Кунин 1964: 109)

И это понятно, потому что неудачи в случае калькирования в художественном  переводе  чаще  всего  связаны  с  применением  этого приема к идиоматике. Так, один из фильмов о мисс Jessica Fletcher, американской мисс Marple, судя по титрам на экране, называется в оригинале Thicker Than Water, однако диктор объявляет «Плотнее воды», что, конечно, не имеет ничего общего с английским выражением blood is thicker than water, которое приблизительно соответствует русской пословице «своя рубашка ближе к телу». И таких примеров практика традиционного перевода знает множество.

Введение        в          текст   перевода         непонятных («варваристических») заимствований разрушает стиль оригинала, а буквальное значение калек искажает его смысл. Именно в силу этих причин практика аутентичного описания иноязычной культуры, то есть прямого межкультурного диалога и реальность перевода художественного текста существенно расходятся.

 

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

 

1.         Заполните      таблицу          «Способы       образования   ксенонимов». Приведите примеры для каждой категории.

Способы,        обеспечивающие

межъязыковую обратимость

Способы,        характеризующиеся

неуверенной обратимостью

 

 

2.         Определите    способ            образования   ксенонимов   и          степень           их

обратимости: metodichka, the Soviet Union, the State Tretyakov gallery, Barents sea, Novaya Zemlya, dekulakization, ATMs (bankomaty), Aurora cruiser, Field of Mars , steppe, the Mightly Five.

3.  Предложите  описательный  перевод  (дефиницию)  для следующих идионимов: матрешка, перестройка, распутица, Эрмитаж, русское барокко, расстегай, полдник, тулуп.

 

ЛИТЕРАТУРА ПО ТЕМЕ РАЗДЕЛА

 

1. Кабакчи В.В. Основы англоязычной межкультурной коммуникации. – СПб.: РГПУ, 1998. – Гл. 4-5.

2. Кабакчи В.В. Новое о «ложных друзьях переводчика» // Studia Linguistica 6. Проблемы лингвистики и методики преподавания иностранных языков. – СПб.: РГПУ им. А.И.Герцена, 1998. – С. 8098.

3. Кабакчи В.В. Англоязычное описание русской культуры. Russian Culture Through English: Учеб. пособие для студ. высш. учебн. заведений. – М.: Издательский центр «Академия», 2009.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 |