Учебник: Введение в интерлингвокультурологию

Традиционное написание русизмов

 

Естественный отбор практики межкультурной коммуникации иноязычного описания культуры выделяет те из сосуществующих ксенонимических вариантов написания заимствований, которым в текстах отдается  предпочтение  (так  называемые  «the  preferred  variants»): Acmeism,  apparat,  beef  Stroganov,  Catherine  the  Great,  Varangian, commissar.  Написание  ксенонимов,  которые  на  данном  этапе формирования ЯМО приобретают предпочтительное употребление, будем называть традиционной ксенонимической орфографией, например: Moscow, Crimea, Siberia.

Обычно именно традиционная орфография используется в подаче базовых единиц словника. Традиционные варианты, как известно, в процессе коммуникативной апробации нередко подвергаются языковой ассимиляции, то есть адаптации, идионима-прототипа. В результате идионимы-прототипы «варяг», «Сибирь», «казак», «Россия» и др. превращаются, соответственно, в Varangian, Siberia, Cossack, Russia. Идиониму «славянофил» в английском языке противостоят два варианта: более близкий к прототипу – Slavophil и более адаптированный к нормам английского языка Slavophile; однако оба варианта являются результатом ассимиляции с элементом греческого субстрата (‘ph’, а не обычное латинское ‘f’ при передаче русского «ф»).

 

Практическая транскрипция

 

В тех случаях, когда традиционный вариант отсутствует, авторы стоят перед выбором: отдать предпочтение передаче произношения заимствования или же осуществить его научную транслитерацию. В частности, журналист John Reed в предисловии к своему репортажу об Октябрьской революции обосновывает предпочтение первого подхода таким образом:

In the spelling of Russian names and words, I have made no attempt to follow any scientific rules for transliteration, but have tried to give the spelling which would lead the English-speaking reader to the simplest approximation of their pronunciation (Reed 1967: 28).

Такой  подход в отечественной       лингвистике  нередко называют «практической транскрипцией» (Суперанская 1962).

Практическая транскрипция – это «запись иностранных слов средствами национального алфавита с учётом их произношения» (ЛЭС:

518).    Практическая            транскрипция            дает     представление о том,            как произносится идионим-прототип, однако не гарантирует однозначности воспроизведения иноязычного  слова,  а следовательно, порождает варианты прототипа.

Практическая транскрипция основывается на «здравом смысле» (common sense): к ней чаще всего прибегают люди, не располагающие научным подходом к данной проблеме. Результатом становятся самые фантастические написания латиницей русских слов:

Shto Delat’? (Brinkle 1990: 107).

Schastlivavo puti – have a good trip (Walker 1989: 11).

Поскольку взгляды на «здравый смысл» у разных людей разные, итогом такого творчества становится разнобой в орфографии заимствований. В результате, один автор при передаче русизма «ГУМ»

выбирает        написание      «GUM»           (наиболее       распространенный    вариант),

другому          представляется          более   подходящим  вариант          «GOOM»,       а третьему – «GOUM».

Дотошные лингвисты подсчитали, что фамилию английского писателя Galsworthy можно передать в русском тексте 144 вариантами (Гиляревский, Старостин 1985: 33). «Такое нетрудное название, как Кызылкум, писали у нас в 30 различных вариантах» (Никонов 1965:

10).

Вплоть до середины XX века наиболее популярна была именно практическая транскрипция с её неизменным спутником, вариативностью, что и фиксируется словарями:

tovarishch, also – tovarich, tovaristch, tavarich, tavarisch, tavaritch

(OED) verst, also – werste, werst, worst, wurste, verste, vorst, verse, ferse

(OED).

В частности, в 1947 г. Б. Герни писал о «32 различных способах написания (результат точного подсчета) такой простой фамилии как Тургенев...» (Guerney 1947: 8). Действительно, например, Э. Хемингуэй в своем романе Fiesta в главе XIV упоминает писателя «Turgenieff».

Практическая траснкрипция может принимать самые разнообразные

виды, порою нося «доморощенный» характер. Вот, например, как передает русизмы опытный переводчик, проживший долгое время в России, R. Daglish  в  своей  информативной  книге  Coping  with  Russia.  A Beginner’s Guide to the USSR (1985): spaséebo, neechevó. А вот еще один пример:

…a Russian merely says ya puluzhéel róokoo v karmán (Daglish

1985: 39).

Ориентация на передачу произношения в тексте, адресатом которого становится неподготовленный адресат, в особенности в современных путеводителях, приводит к очень интересным способам транскрипции:

Russians  love  ice  cream,  bought  anywhere  you  see  the  label

morozhenoe, мороженое (‘ma-ROH-zhinah-yuh’) (Noble et al. 1996: 146).

Таким образом, практическую транскрипцию можно охарактеризовать как весьма приблизительный, зачастую любительский способ графической передачи ксенонима. В своем стремлении отразить произношение заимствования практическая транскрипция ориентируется в первую очередь на неподготовленную аудиторию читателей.

 

Транслитерация. Перейдет ли русский язык на латиницу?

 

Это может показаться странным, но русский алфавит представляется англоязычным чрезвычайно трудным. Тот факт, что некоторые буквы совпадают и по графике, и (в известной степени) по передаваемому ими произношению  (например,  «А»,  «К»,  «М»,  «Т» и  др.),  в  то  время  как другие (например, «В», «Н», «Р») совпадают только по форме, а третьи, наконец, не представлены в латинском алфавите вообще (например, «Г»,

«Ж», «Ц»), ставит иностранцев в тупик. Не случайно, одно из первых слов, которое зрительно они запоминают, это слово РЕСТОРАН (написанное именно прописью), но произносят они это слово, подставляя латинские буквы: «пектопá». В конце прошлого века в Британском посольстве в Москве даже был кот по имени Pectopah.

Вот почему в подавляющем большинстве случаев русизмы в тексте англоязычного описания русской культуры передаются посредством латинизации:

In his Khozhdeniye za tri morya ("Journey Beyond Three Seas") a merchant,  Afanasy  Nikitin,  describes  his  travels  to  India  and  Persia during 1466-72 (EncBr).

 

Важность стандартизации латиноалфавитного оформления русизмов уже давно осознана в нашей стране. К сожалению, многие десятилетия, прошедшие с тех пор, как лингвисты стали заниматься этой проблемой, так и не принесли каких-либо результатов. В 2006 г. исполнилось сто лет поискам системы транслитерации русизмов. Этой проблемой занимались такие гиганты отечественной лингвистики, как Л.В. Щерба, Р.О. Якобсон и А.А. Реформатский. Тем не менее приходится констатировать, что в нашей стране до сих пор не принято решение об унификации латинизации русизмов.

Летом 2007 г. мне (В.К.) довелось плыть на речном круизе в качестве лектора американских туристов. Среди переводчиков были три девушки, у

которых на карточках были написаны их имена: Yulia, Katya, Galja. Такой разнобой  в  латинизации  русизмов,  в  частности  при  передаче  русской буквы «Я», точно отражает сложившуюся в АЯМО (РК) ситуацию. Между тем, единообразие в латинизации русизмов может быть достигнуто только в случае существования единой общепринятой системы транслитерации.

*Транслитерация – это научно обоснованная система перехода от письменности одного языка к письменности другого языка.

В нашем случае имеется в виду конкретная гетерогенная пара алфавитов:  латинский  алфавит  английского  и  кирилловский  алфавит русского языков. Транслитерация призвана устанавить однозначное соответствие между двумя системами письменности, и её достоинством является то, что в результате транслитерации иноязычного слова возникает один и только один вариант его написания.

Основной проблемой при переходе от кириллицы к латинице, как известно,  является  дефицит  букв  латинского  алфавита.  44  фонемы

русского  языка  передаются  32  буквами  (плюс  факультативное  «Ё»)

русского алфавита. Между тем в алфавите современного английского языка 26 букв, причем часть из них в транслитерации не задействована. В частности, не используются, как правило, буквы C ◊J ◊ Q ◊ W ◊ X.

С проблемой дефицита латинских букв столкнулись все народы, к которым латинская письменность пришла вместе с христианством. Исторически  сложились  два  пути  решения  этой  проблемы.  В  первом случае (его условно называют польским) дефицит снимается использованием комбинации латинских букв: sz = ш, cz = ч, szcz = щ. Во втором случае («чешский») на помощь приходят надстрочно-подстрочные знаки (*диакритика) и «лигатура» (написание двух и более букв одним знаком):

Всякий, кому приходилось прибегать к диакритике, знает, насколько это  неудобно.  Трудности  возникают  обычно  в  связи  с  отсутствием  в арсенале доступных необходимых знаков диакритики. Появление компьютера не только не сняло эту проблему, но еще более обнажило неудобство диакритики. Дело в том, что знаки диакритики, которые нелегко набирать и на компьютере, нередко исчезают в ходе работы с текстом (например, при переносе отрывков из одного файла в другой). Не случайно англоязычный мир с большим нежеланием воспринимает диакритику, и при ассимиляции заимствований она первая становится жертвой упрощения написания слова.

Вопрос латинизации русизмов при внесении их в латиноалфавитный текст рассматривается с начала ХХ века с ориентацией либо на французский, либо на английский язык. В последней четверти ХХ века все системы транслитерации русизмов рассматриваются исключительно с привязкой к английскому языку. При этом одни авторы используют в своих проектах диакритику (преимущественно в академических текстах), другие – идут по пути передачи отсутствующих букв сочетанием имеющихся графем.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 |