Учебник: Введение в интерлингвокультурологию

Глава 8. этика межкультурной коммуникации

 

«On the Continent almost every nation whether little or great has openly declared at one time or another that it is superior to all other nations; the English fight heroic wars to combat these dangerous ideas without ever mentioning which is really the superior race in the world» (Mikes: 16).

Контакт лиц, принадлежащих к различным лингвокультурам обязательно должен включать в себя элемент взаимоуважения. В рамках рассмотрения   ЯМО   это   подразумевает   такое   использование   языка, которое является приемлемым для обеих сторон межкультурной коммуникации.

Весь ХХ век прошел под знаком борьбы за то, что сейчас принято называть  *политкорректностью.  Различные  группы  населения отстаивали свои права на взаимоуважение: женщины, этнические меньшинства,  лица  нетрадиционной  сексуальной  ориентации,  люди  с физическими недостатками. Естественно, что при обсуждении проблем интерлингвокультурологии  мы  не  можем  обойти  стороной  и  вопросы вербальной этики межкультурной коммуникации.

Многовековые межкультурно-языковые контакты выражаются, в частности, в накоплении в словаре языка межкультурного общения ксенонимов, выражающих различные элементы этикета общения внешних культур:

arigato (Japanese) thank you (RHD);

auf Wiedersehen (German) goodbye (WNWD);

ciao (Italian) interj. an informal expression of greeting or farewell

(WNWD);

shalom (Jewish) salutation at meeting or parting (OEED);

voilа  (French) interj behold, there it is (WNWD).

Например:

[Italian billionaire Raul Gardini] committed suicide last summer.

Mama mia! (Newsweek 08.08.1994).

«Allahu akbar! Allahu akbar! Allahu akbar!» the call begins. Mesmerized, the Tajiks as one man... raise their hands in the traditional Muslim posture of worship (Time 26.02.1990).

В         англоязычных           текстах           встречаются   также  и          элементы русскокультурного разговорного этикета:

As the Soviets say, Khorosho! (Great!) (Time 11.04.1990).

Oh, David! Privet! Greetings! How are you? (Shipler 1969: 40).

Bozhe moi, how can I possibly explain... (Wilson 1961: 194).

 

Особенно часто иностранцы описывают обычай русских кричать на свадьбе «Горько!» Видимо, он им кажется очень романтичным и экзотическим:

The poor newlyweds were constantly badgered by cries of 'gor'ko, gor'ko' (bitter, bitter) meaning 'life is bitter, give us something sweet'. This is a call for the young couple to rise and kiss to lusty cheers from their friends (Smith 1976: 230).

[Some wedding parties] proceed directly to their own celebration, which usually consists of plenty of food, drink and dancing. This is punctuated  by  cries  of    'Gor'ko,  gor'ko'  ('Bitter,  bitter')  to  which  the couple must respond by kissing until the atmosphere is deemed sweet enough for them to stop (CamEnc 1994: 448).

Современные  англоязычные  разговорники  для  туристов рекомендуют выучить наиболее употребительные выражения:

I have found it useful to learn a few courtesy phrases, such as Hello, Thank you, and You’re welcome in the local language. […] Most Russians are  delighted  and  flattered  by  foreigners  who  attempt  to  speak  their

language (Beyer 2001: 1).

Сами того не подозревая, овладевая языком межкультурного общения, мы овладеваем элементами десятков языков народов мира. Мы можем приветствовать, прощаться, выражать благодарность на самых различных языках. Например, название детской пьесы Нонны Слепаковой «Бонжур, мсье Перро!» хотя на поверхности и является русскоязычным, фактически это ассимилированный французский язык, соединение трех ксенонимов-франкизмов в русском языке в одно предложение.

Кодекса  поведения  землян  в  ходе  межкультурно-языковых контактов пока еще не существует, поэтому мы остановимся на наиболее важных моментах, способных вызвать конфликт в общении разноязычных

землян.

 

ТОПОНИМЫ

 

Всякая культура начинается с названия страны, народа этой страны и языка, на котором этот народ говорит. *Топонимы, то есть географические названия (place names), это разряд собственных имен, идентификационное значение которых представляет особую важность, поскольку позволяют людям безошибочно находить нужную точку планеты. «Красноречивые свидетели прошлого, географические названия занимают почетное место среди самых драгоценных исторических памятников, как живое эхо отдаленных времен» (Никонов 1965: 13). Однако еще большее значение имеет компонент национальной идентификации (national identity) топонима.   Конкретное   написание   и   произношение   географического наименования в ходе исторического развития данной культуры настолько становится  элементом   этой   культуры,   обрастает   таким   количеством

«родных» ассоциаций, что приобретает для народа особую значимость. Достаточно вспомнить пушкинские строки: «Москва… как много в этом звуке/ Для сердца русского слилось!/ Как много в нем отозвалось!» (Евг. Он., гл.7, 36). Нельзя не признать, что у каждого народа есть своя Москва, которой его жители дорожат столь же трепетно.

Между тем, в силу множества причин, многие географические названия существуют в двух и более вариантах, например, европейская река, которую русские называют «Дунай»:

The Danube, which is Europe’s second longest river, is known as the Donau in Germany and Austria, Dunaj in Czechoslovakia, Duna in Hungary, and Dunarea in Romania (OEED Danube).

Скажем, после распада СССР многие народы как вновь возникших государств, так и в рамках новой России, приняли новые или несколько изменили старые названия своих политических образований: Беларусь, Кыргызстан, Мари Эль, Молдова, Саха (Якутия), Татарстан. Первое время в русском языке все эти термины имели хождение, потом было решено вернуться к традиционным названиям отделившихся от России республик: Киргизия, Белоруссия, Молдавия, хотя целый ряд внутрироссийских нововведений  был  принят,  в  том  числе  и  названия  «Татарстан»,  и «Башкортостан», и «Саха» (последнее название часто идет вместе со старым: Саха-Якутия).

Современные зарубежные англоязычные тексты, посвященные бывшим   советским   республикам,   используют   исключительно   новые

наименования: Moldova, Kyrgyzstan, Belarus, Kharkiv, Lviv. Изредка даже

встречается написание Kyiv, хотя в традиционном варианте это Kiev. Важно, однако, то, что английский язык, уважая волю молодых республик, принял все нововведения. А это значит, что эту традицию следует учитывать при упоминании государств СНГ: Belarus, Kyrgyzstan и др.:

Many towns and cities in Ukraine and Belarus are now officially called by their local names instead of by the Russian versions that were current in Soviet times. Thus, for example, in Ukraine, Lvov has become Lviv; in Belarus, Grodno is now Hrodna (Noble et al. 1996: 17). Характерно,  что  такой  подход  сразу  же  был  принят  во  втором

издании кэмбриджской хрестоматии России (CamEnc), русские наименования городов Украины сразу же получили свои украинские самоназвания (Khar’kov → Khar’kiv, L’vov → L’viv).

Никому в России и в голову не придёт называть четыре южных острова Курильской гряды «Северными территориями», но именно этот вариант наименования используется на японских картах:

 

The islands are known as the Southern Kurils in Russian and the

Northern Territories in Japan (SPbTimes 29.04.08).

 

ЭТНОНИМЫ

 

*Этнонимы – это языковые наименования, закрепленные за конкретными народами (этносами). Неправильное, неприемлемое наименование народа воспринимается болезненно. «Может быть, самый древний из семантических типов этнонимии – самоназвание, означавшее своих в противоположность всем не своим, чужим» (Никонов 1970: 15). Вместе  с  тем   это   и   код  идентификации   данного  народа,   который закрепляет его в различных справочных изданиях и публикациях.

Для многонациональной России точность передачи этнонимов имеет особую значимость. Приходится признать, что и здесь, к сожалению, английский язык межкультурного общения, АЯМО (РК) недостаточно стандартизирован. Так, автор словаря этнонимов СССР Р. Уиксман, отдавая должное большому количеству народов Северного Кавказа (более 200), отмечает: «Отсутствуют стандартизированные названия большей части народов; чаще всего западные ученые используют переводной, нередко  деформированный  (mutilated)  вариант,  являющийся модификацией русскоязычного этнонима» (Wixman 1984: ix-x).

Этнонимы      постоянно      встречаются   в          англоязычных           описаниях России:

The following nationalities of the North, Siberia and the Far East…: Nentsy, Evenki, Khanty, Chukchi, Eveny, Nanaitsy, Mansy, Koryaki, Dolgany, Nivkhi, Sel'kupu, Ul'tsy, Saamy, Udegeitsy, Itelmeny, Yety, Orechi, Nganasany, Yukagiry, Negidal'tsy (Soviet Studies, 1979, vol.XXXI, No.3, p.403).

Таким   образом,   при   передаче   этнонимов   российского   региона следует добиваться как формальной точности, так и политкорректности. Следует особенно избегать тех этнонимов, которые народами воспринимаются как уничижительные (derogatory).

Языковая практика нашей страны дает примеры удачного вторжения человека   в   языковой   процесс,   в   частности   отказ   от   устаревшего этнонима – «самоед». По вполне понятным причинам стало необходимым отказаться  от  этого  слова.  Было  решено  использовать  самоназвание  –

«саами».  К  этому  времени,  однако,  в  лингвистике  уже  возник  термин «самоедские языки». Отказываться от термина, вошедшего во все лингвистические пособия, было сложно. Был найден тактичный компромисс:  по  предложению  Г.Н.  Прокофьева  в  1938  году  группу

«самоедских»      языков       было      решено       наименовать       языками «самодийскими».

 

Были изменены и названия ряда других народов: «вотяки» стали называться   «удмуртами»,   «черемисы»   –   «марийцами»,   «тунгусы»   – «эвенками», «вогулы» теперь известны как «манси». В результате город, который до 1940 г. назывался Остяко-Вогульск, был переименован в Ханты-Мансийск.

Западные лексикографы не всегда поспевают за всеми этими изменениями. В англоязычных словарях, например, все еще присутствует этноним Samoyed, и уже даже появилась порода собак Samoyed, не имеющая к России никакого отношения и поражающая русских своим названием, а языки так и называются: Samoyedic (EncBr; OEED).

Все англоязычные словари включают в свой словник архаичный этноним Circassian, хотя в настоящее время даже более правильный вариант, Cherkes, следует считать устарелым (правильный этимон – Adyge).  Авторитетный  словарь  Oxford  Encyclopedic  English  Dictionary 1991 года все еще включает устаревшее название эвенков – Tungus. В других случаях, правда, лексикографы уже внесли соответствующие изменения, и в словарях мы находим этнонимы Mari, Mansi, Udmurt.

Подобный процесс изменения значения изначально нейтрального слова, известный в лексикологии как «ухудшение значения», необходимо

учитывать в практике межкультурной коммуникации. Так, даже в рамках русскоязычного   межкультурного   общения   предпочтительно   избегать использования     этнонима     «негр»,     поскольку     он     воспринимается чернокожими народами как оскорбление. Между тем вплоть до середины XIX века слово Negro (в отличие от оскорбительного Nigger) было безобидным и его можно встретить во многих произведениях англоамериканской литературы у авторов, которых никоим образом нельзя причислять к расистам.

Для проверки социального статуса (например, в качестве лингвистической экспертизы) того или иного слова, в том числе и этнонима, можно порекомендовать авторитетные толковые словари, которые сопровождают соответствующими пометами уничижительные и оскорбительные слова, например:

polack: US slang offensive a person of Polish origin (OEED).

 

СТАТОНИМЫ

 

Если взглянуть на англоязычные варианты названий произведений Н. Карамзина: Pisma russkogo puteshestvennika (Letters of a Russian Traveler) и Istoriya gosudarstva rossiyskogo (History of the Russian State) (EncBr), нельзя не заметить характерную для англоязычных публикаций нивелировку двух русизмов – «русский» и «российский», которые сливаются в АЯМК (РК) в одно слово Russian. Между тем в первом случае речь идет об этнической принадлежности писателя, то есть об этнониме, в то время как во втором случае уже имеется в виду «государственная» характеристика. Поскольку специальный термин для наименования слов этой группы отсутствует, будем называть такие слова*статонимами, понимая  под  этим  термином  культуронимы,  называющие государственную принадлежность человека.

Под термином титульная нация подразумевается та этническая (обычно доминирующая) общность, которая дала название всей стране. Поскольку    наименования    многих    государств    образовано    от    так называемой   «титульной   нации»   (Польша/поляки,   Испания/испанцы, Румыния/румыны), подобная путаница закрепилась в языке и отражается в словарях, где одно и то же слово выступает и как этноним, и как статоним, например: Italian: 1a. a native or national of Italy. ◊ 1b. a person of Italian descent (OEED).

Между тем в современном многонациональном мире, где практически  не  осталось  моноэтнических  государств,  очень  обострено

чувство  национальной  принадлежности  (этнической  идентификации)  и разграничение  этнонимов  и  статонимов  приобретает  большую значимость. Неправильное употребление культуронима этого типа может приводить  к  коммуникативным  конфликтам.  На  такой  конфликт указывает, в частности, шотландский лингвист в статье с характерным названием «The Extinction of Scotland in Popular Dictionaries of English» с горечью пишет о тех заморских коллегах, которые до сих пор адресуют ему письма «Edinburgh, England» (Aitken 1987: 99).

Учитывая национальные чувства своих граждан, многим странам приходится вносить поправки в их «этно-статонимическую» классификацию.  Так,  статоним  «the  English»  уже  давно  превратился  в более политкорректный статоним «the British» (правда, the Foreign Office рекомендовало своим посольствам заменить слово ‘British’ на ‘United Kingdom’ лишь весной 2000 г.). Вместо топонима ‘Holland’ стали употреблять    ‘the    Netherlands’,    а    вместо    слова    «the    Dutch»    –

«Netherlanders».

Однако до полной политкорректности еще далеко. Например, все знают, что европейцы – это те, кто живет в Европе, африканцы – это жители Африки, а вот американцы (Americans) – это почему-то только граждане США. Вопреки политкорректности США монополизоровали слово с более широким значением.

В межкультурных контактах на постсоветском пространстве постоянно приходится иметь дело с проблемой разграничения народов бывшего   неделимого   союза.   Русский   язык   позволяет   разграничить «латвийцев» (статоним) и «латышей» (этноним), а в случае Эстонии и Литвы разграничение можно осуществить лишь описательно. В политических диспутах представителей России и Украины российской стороне приходится все время напоминать их оппонентам, что надо говорить об «украинском народе», о «гражданах Украины», а не только об украинцах, поскольку там проживают еще миллионы русских и других этнических групп.

Поскольку в США коренного населения, кроме индейцев, нет, там все чаще сейчас говорят о так называемых hyphenated Americans: German Americans, Irish Americans и пр. При необходимости указать этнические истоки знаменитостей справочные издания поступают следующим образом: Sikorsky, Igor (Ivan) 1889-1972: Russian-born U.S. pioneer in aircraft design who is best known for his successful development of the helicopter (EncBr).

Stravinsky,      Igor     (Fyodorovich):            Russian-born   composer

(EncBr).

Отметим особенность слова Caucasian в английском языке; в его основном значении оно описывает представителей белой расы:

Caucasian 1. of or relating to the White or light-skinned division of mankind; 2. of or relating to the Caucasus (OEED).

Между тем сам Кавказ очень мало известен за рубежом:

For the foreign audience, the Caucasus is likely to be no more than a remote exotic region (MTimes 20.03.1997).

Именно это стало причиной того, что при показе на Западе российского фильма «Кавказский пленник» там сочли, что переводной вариант – The Caucasian Prisoner – неприемлем, и фильму дали другое название: The Prisoner of the Mountains.

Ситуацию  неправильного  толкования  слова  Caucasian  описывает

В. Аксенов  в  своей  повести  «В  поисках  грустного  беби».  Выходцы  из СССР в Нью-Йорке на Brighton Beach решили открыть ресторан и назвали его the Caucasian Restaurant, естественно имея в виду оставленный на бывшей родине ресторан «Кавказский». После открытия ресторана они не могли понять, почему группы афроамериканцев энергично высказывали недовольство  таким  названием.  Между  тем  те  решили,  что  ресторан только для белых.

Наконец, добавим, что вопрос «What is your nationality?» отнюдь не означает, что спрашивающий интересуется вашей этнической принадлежностью,  которую  в  русском  языке  до  сих  пор  описывают

словом «национальность». Просто слова «национальность» и nationality – это  ложные  друзья  переводчика,  причем  в  последнее  время  в  силу увеличения    влияния    английского    языка    на    русский    язык    слово «национальность» и «национальный» все больше наполняются англоязычным содержанием. Так, в русском языке вошли в обращение словосочетания      типа      «Национальный      олимпийский      комитет», «национальная сборная», «национальная оборона».

 

РОССИЯ: РУССКИЕ И РОССИЯНЕ

 

Средневековое русское государство называлось «Великое княжество Московское», а его жители – «московитянами». Петр I переименовал княжество  и  назвал  его  «Российской  империей».  Так  в  употребление вошло слово «Россия». Слово «россиянин» в то время было новым, и преданный сторонник и идеолог Петра Великого, Феофан Прокопович, популяризировал его в своих произведениях и проповедях:

In plays and sermons Prokopovich exalted the glories of the people whom he designated by the new term Rossiianin, «imperial Russian» (Billington 1970: 183).

Таким образом, изначально «Россия» – название страны по так называемой   «титульной   нации»   –   «империя   россов».   Исторически, однако, в случае России языковая практика разграничила два понятия – этноним («русский») и статоним (россиянин), что в полной мере соответствует современным требованиям политкорректности. В СССР, кстати, ту же функцию выполняло слово «советский»: русские, эстонцы, украинцы, таджики и десятки других этносов СССР уравнивались общим статонимом – «советские люди».

К сожалению, для всего англоязычного зарубежного мира всё и вся, исходящее из нашей страны, включая советский период, описывается прилагательным (оно же существительное) Russian:

Russian n (1538) 1 a: a native or inhabitant of Russia b: a member of the dominant Slavic-speaking ethnic group of Russia c: a person of Russian descent (EncBr).

Лишь в конце ХХ века, уже после распада СССР, русисты, авторы путеводителей стали объяснять своим читателям:

People will appreciate your awareness that not everyone in this country is Russian (Beyer 2001: 1).

Однако перед представителем России в ООН до сих пор (2008 г.) стоит надпись The Russian Federation, и то же наименование стоит на российских загранпаспортах.

Поскольку все больше и больше англоязычных авторов понимает

двусмысленность слова Russian, широкое распространение получают способы нейтрализации этой неточности. Их два: либо используется притяжательный  падеж  (possessive  case),  либо  уточняющий  оборот  «of Russia». В частности, «министр обороны России: (1) Russia’s Minister of Defence или (2) the Minister of Defense of Russia. Таким образом, политкорректным англоязычным названием страны «Российская Федерация» следует считать «the Federation of Russia», а более точным переводом фундаментального карамзинского труда «История государства Российского» – The History of the State of Russia.

Впрочем, процесс оптимизации межкультурного общения медленно, но верно идет и в случае идионима «россиянин»: в англоязычных текстах в последнее время отмечается новый ксеноним: Rossian.

 

ИМЕНА РУССКИХ В АЯМО (РК)

 

Имя человека на его родном языке во многом служит маркером его этнической принадлежности. За исключением небольшой группы имен чисто славянского происхождения (Людмила, Светлана, Борис, Владислав (и  его  варианты)  и  др.,  русские  называют  своих  детей интернациональными для христианского региона именами: Иван, Мария, Петр, Павел, Николай и др. Однако все эти имена имеют у христианских народов свой локальный вариант и с течением времени накопили свою национально-религиозную специфику: «Англичанина по имени Джеймс (James) обычно и во Франции будут называть не Jacques, а James: сама английская сущность его имени (the very Englishness of his name) составляет   часть   этого   имени»   (Lyons   1977:   222).   Соответственно «локальные» варианты имен и фигурируют в англоязычных текстах. Достаточно  сравнить  британский,  датский  и  русский  варианты  имени «Маргарита» в приводимых ниже примерах:

...Princess Margaret of Great Britain and Queen Margrethe II of

Denmark. (Scanorama July-August 1992)

Ср.: The second was his dazzling Gogolesque fantasy, Master i

Margarita (The Master and Margarita) (EncBr: Bulgakov M.).

Не  случайно  для  локализации  текста  в  целях  создания национального колорита именно это свойство имен широко используется авторами.

Отказ человека от его имени может быть вызван либо насильственной ассимиляцией, проводимой в стране, либо переездом на новое постоянное место жительства. В частности, подобную адаптацию имени нередко предлагают при въезде в США. Даже если это не происходит, в ходе англоязычного   общения   протяженные   русские   имя-отчество-фамилия оказываются слишком громоздкими для бытового, да и для формального общения, и имя сокращается. Типичный случай приводит В. Набоков: ...Aleksandr Petrovich Kukolnikov (known locally as Al Cook)... (Nabokov 1990: 449).

 

Как видим, стоило Александру Петровичу Кукольникову сменить свое «ФИО», как он из русского превратился в американца Эль Кука.

Проблему       имени остро   ощущают        в          семьях смешанных    браков.

Своим детям супруги, как правило, стремятся дать компромиссные имена, приемлемые для обеих культур. В зоне влияния христианской религии это обычно библейские имена и имена святых: Мария, Елена, Ирина; Павел, Константин, Андрей. Так, у наших знакомых, переехавших в США, растут внуки Антон и Денис.

Многие русские, эмигрировавшие за рубеж и ставшие известными, внесены в справочные издания под адаптированными именами. Например, адаптировал свое имя и русский артист балета и балетмейстер Михаил Фокин (обратите внимание и на ассимиляцию фамилии): Fokine,  Mikhail  Mikhailovich  (in  the  West  he  called  himself

Michel) (OEED).

Украина, как только стала «незалежной», сразу же украинизировала имена, и в англоязычной прессе стали мелькать: Pavlo Lazarenko; Bohdan Mysko; Volodymyr Shcherbytsky; Oleksandr Volkov (SPbTimes, 28.11.2000).

В тех случаях, когда речь идет об украинцах, никаких возражений не

возникает,  но  удивление  вызывает  то,  что  знакомый  всем  русским  с детства    Лев    Николаевич    Толстой    неожиданно    получил    отчество «Мыколаевич».  В  украиноязычном  варианте  энциклопедии  Wikipedia Николай  Васильевич  Гоголь  представлен  под  именем  «Микола Васильович  Гоголь»/  Кстати,  просмотр  дюжины  языков  показал,  что, кроме украинского, по данным этой энциклопедии, только французский подвергает  имя  ассимиляции:  Nicolas  Gogol.  И  вот  уже  англоязычный

автор пишет о том, что крещение Руси осуществил Prince Volodymir:

…founded in 1031 by Prince Yaroslav the Wise to celebrate his father Volodymir’s conversion to Christianity (S. Thorn, about Kiev; SPbTimes 14.06.2001).

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 |