Учебник: История политических и правовых учений

4.2. политико-правовое учение марсилия падуанского

 

Марсилий Падуанский (1280—1343)  — итальянский политический и правовой мыслитель.

Биография. Родился  в Падуе, изучал медицину в Падуанском университете. Преподавал логику и метафизику Аристотеля  в  Парижском   университете,   в   1312—1313 гг.  — ректор Парижского университета. Некоторое время был врачом и советником  Людвига Баварского1.

Основная работа: «Защитник мира»  («Defensor  pads»). Логическое основание политико-правового учения. Испытал  на себе огромное  влияние  Аристотеля;  будучи католиком ссылался на христианские  священные  книги:  «только учение Моисеево  и евангельское,  т.е. христианское,  содержит в себе истину»;  в отличие  от Фомы  Аквинского  был сторонником доктрины двойной истины:  есть «земная исти 

1    Людвиг IV Баварский   (1287—1347) с  1314 г. — германский  король, претендент  на престол Священной  Римской  империи,  с 1328 г. — император Священной  Римской  империи.  Вел борьбу с римскими  папами.

54

на», которая постигается  разумом, а есть «истина небесная», которая постигается откровением и верой. Эти истины независимы  и могут противоречить  друг другу, «земная  истина» — низшая  по отношению  к «истине небесной».

В «Защитнике мира» Марсилий выступил против притязаний католической церкви на светскую власть. Марсилий считал,  что попытки  католической  церкви  вмешиваться  в дела светской власти сеют раздоры в европейских государствах. Поэтому  священнослужители  — главные враги мира.

Книга  была осуждена католической  церковью,  Марсилий отлучен от церкви  и был вынужден покинуть Париж  и укрыться  при дворе Людвига Баварского.

Содержание  политико-правового учения.

Политическая  теория охватывает  следующие  проблемы.

1. Государство и Церковь.  Вслед за Аристотелем Марсилий  понимает  государство как  совершенное  сообщество (communitatis  perfecta) людей, которое:

—>самодостаточно;

—> основано на разуме и опыте людей;

—> существует для того, чтобы «жить и жить хорошо». Марсилий  отвергает учение  о божественном  происхождении государства, а библейское повествование об установлении  у евреев  общественного  порядка  через Моисея самим Богом считает лишь недоказуемым  предметом веры.

Марсилий  выступает за подчинение  церкви государству. Он против притязаний  папства на юрисдикцию в светской сфере. Церковь должна находиться под контролем самих верующих, а не только под контролем  духовенства и папы. Это должно выражаться  в праве верующих:

—> выбирать церковных сановников, включая Папу;

—> определять  случаи отлучения  священнослужителей от церкви;

—> утверждать  на  церковном   соборе  соответствующие статьи церковного  устава.

Марсилий  лишает  духовенство религиозной  прерогативы — быть посредником  между Богом  и людьми. Духовенство должно  быть только  наставником  верующих и совершать церковные  таинства.

2. Законодательная и исполнительная  власти государства. Законодательная власть всегда должна принадлежать

 

55

 

 
народу:  «Законодатель — первая  действующая причина, присущая закону, — сам  народ, коллектив граждан (universitas) или его часть наиболее важная (valentior pars), выражающие свой выбор и свою волю относительно всего касающегося гражданских деяний,  невыполнение которых грозит  вполне  земным наказанием».

Почему  народ или его наиболее важная часть должны устанавливать законы? Марсилий выдвигает  следующие аргументы:

—> народ  лучше  повинуется тем законам, которые сам установил;

—> эти законы всем известны;

—> каждый  может заметить  упущение при  создании этих законов.

Марсилий был сторонником выборности народом высшей   исполнительной  власти1.   Выборность  главы  этой  власти  предпочтительнее, нежели  передача  власти  по  наследству:  «...мы  назвали избрание самым  совершенным и превосходным из  способов установления господства».

Правовая теория. Марсилий признает многозначность термина «закон».  Он — сторонник понимания закона «в строгом  смысле  этого  слова».

Марсилий понимает закон  как  закон  государства.

Закон — это  наставительное и  принудительное «правило», которое:

—> «существует  во всех communitatis perfecta»,

—> подкреплено санкцией, которая имеет «принудительную  силу благодаря наказанию или  поощрению»;

—> имеет  «конечную цель» — обеспечить «гражданскую справедливость», т.е.  земную  справедливость, выявляя, что

«справедливо или  несправедливо, полезно или  вредно»;

—> устанавливается светским законодателем.

Такое  понимание закона позволяет Марсилию сделать выводы:

1) божественный закон  не есть закон  в собственном смысле.  Он  сопоставим  с  предписаниями  врача  (Марсилий — врач).  Цель  божественного закона — достижение вечного

 

Идея выборности народом главы исполнительной власти исходила из практики  управления  итальянских  городских  республик  и из порядка  избрания императора Священной Римской империи.

блаженства.  Этот  закон   определяет различия  между  грехами  и заслугами  перед  Богом, а также  наказания и награды в потустороннем мире, где судьей  является Христос.

Поэтому, по Марсилию, духовенство  может только проповедовать христианское учение, но  никак не  принуждать, а еретик  может  быть  наказан только  Богом  и только  на том свете.

Марсилий против  церковного суда, инквизиционных трибуналов. В земной жизни еретика  можно  изгнать  из государства, если  его  учение  вредно  для  общежития, но  сделать это может  только  светская власть.  Священник как  «медик  душ» имеет  единственное право:  учить  и увещевать;

2) закон  церкви не есть закон  в собственном смысле, так как   обеспечен  только   духовными  санкциями.   Хотя   его можно  обеспечить мирскими санкциями  согласно воле  государства.  Но  тогда он  становится законом государства;

3) естественный закон  не есть закон  в собственном смысле, это есть лишь нравственный закон:  «есть люди, которые называют "естественным законом" веление  справедливого  разума  касательно человеческих поступков,  и  естественный  закон   в  этом  смысле   слова  включает и божественный закон».

Значение законов  в государстве.  В  государстве должно быть  верховенство законов,  ибо   «там,  где  нет  верховенства закона, там нет настоящего государства».

Монарх, правительство, судьи должны  править  на основе законов, которые должны  быть  обнародованы: «всем государям, а среди  них особенно монархам, которые со всеми их потомками  господствуют в порядке наследования, надлежит для того, чтобы их власть была безопаснее и долговременнее, править  в соответствии с законом, а не пренебрегая  им...».

Закон позволяет:

—> осуществить «гражданскую справедливость и общую пользу»;

—> избежать предвзятости в судейском решении, на которое  может  влиять  ненависть, алчность, любовь  судьи.

Марсилий заключал: «Итак, законы необходимы для того, чтобы  исключить из  гражданских судебных  решений или  постановлений злой  умысел  и заблуждения судей».

 

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 |